niktoinikak (niktoinikak) wrote,
niktoinikak
niktoinikak

Categories:

Винокуров для Месаллы Самое-самое

Вся подборка:
https://niktoinikak.livejournal.com/tag/%D0%92%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%BA%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%B2

Главное стихотворение

КОГДА НЕ РАСКРЫВАЕТСЯ ПАРАШЮТ

Когда дёргаешь ты за кольцо запасное
И не раскрывается парашют,
А там, под тобою, безбрежье лесное -
И ясно уже, что тебя не спасут,

И не за что больше уже зацепиться,
И нечего встретить уже на пути,-
Раскрой свои руки спокойно, как птица,
И, обхвативши просторы, лети.

И некуда пятиться, некогда спятить,
И выход один только, самый простой:
Стать в жизни впервые спокойным и падать
В обнимку с всемирною пустотой.

1962


----------------------------------------------------


Ночное кафе


Здесь вовек не бывало попойки
Полуночный стоит полусон
В белом фартуке около стойки
Протирает посуду гарсон.

В этот час я один посетитель -
За какие такие дела
В бесприютную эту обитель
Ночью чёрной судьба занесла?

Свет мерцающий полупритушен
И от мысли тоскливо одной -
Никому я на свете не нужен -
Как и в этой миланской пивной.

И казалось - исчезни со света
И напомнят, что был на земле -
Только дым сигарет
да монета
Что оставлена мной на столе

--------------------------------------

Человек опустился.
Взял и комнату снял.
Навсегда распростился
С тем, чем жил, с тем, что знал
Занят вечной растравой —
Вся в потеках стена...
Перебитая рамой,
Смотрит прямо луна.

Человек опустился.
Как король бросил трон!
Словно месяц постился, —
Нос его заострен.
С ним еще выпивают.
Он сшибает рубли...

Высоко проплывают
Там, над ним, корабли.

-------------------------------

Прошла война. Рассказы инвалидов
Ещё полны войны, войны, войны...
Казалось мне тогда: в мир не Евклидов —
В мир странный были мы занесены.

Я думал, жизнь проста и слишком долог
Мой век. А жизнь — кратка и не проста.
И я пошёл в себя. Как археолог,
Я докопался до того пласта...

Я был набит по горло пережитым.
Страдания, сводившие с ума,
Меня распёрли, так ломает житом
В год страшных урожаев закрома.

И шли слова. Вот так при лесосплаве
Мчат брёвна... Люди, больше я и дня
Молчать не в силах, я молю о праве
Мне — рассказать, вам — выслушать меня.

Я требую. О, будьте так любезны!
Перед толпою иль наедине.
Я изнемог. Я вам открою бездны,
В семнадцать лет открывшиеся мне.

Я не желаю ничего иного.
Сам заплачу. Награды большей нет!..
Внутри меня вдруг появилось слово
И требует рождения на свет.

1962

-----------------------------------------

это, по моему убеждению, одно из величайших стихотворений русской поэзии


Небо


Однажды, помню
снегу намело...
Замерзший батальoн
вошёл в село,
и ни одной
не выгоревшей хаты.
Здесь полчаса назад
был бой жесток!
Найти бы хоть какой-то закуток,
чтоб перебились до утра
солдаты.
На трупы падал, падал снеговал...
Накрывшийся одолженным тулупом,
я, передрогший, переночевал,
в траншее,
там, где труп лежал под трупом.
И небо надо мной
текло, текло...
И как-то так обидно,
понапрасну
я отдавал последнее тепло
холодному и вечному
пространству.

1982

------------------------------------------------------


НАЧИНАЮЩИЙ


А я не знал...
Б. П.

Среди всех
невозможных профессий
я одну
до конца не пойму:
подниматься
в простор поднебесий
и срываться
в бездонную тьму.
Лёгкость чувствуя
в праздничном теле, -
то вдруг в пропасть,
а то в облака!..
Скольких шаткие эти качели
замотали вконец
за века!
Скольких в небо взлетевших
не стало,
скольких нет,
угодивших в провал,
не дождавшихся
ни пьедестала
ни оваций
и ни похвал!..
Не пойму: почему же украдкой,
не предвидя ужасный конец,
с крепко стиснутой в пальцах
тетрадкой
вновь стучит
в мои двери
юнец?

------------------------------------------------

Это странное чувство
свободы
я любил, городское дитя,
с понедельника и до субботы
над учебником скучным
корпя...
Но когда, заплывая в туманы,
древний парк свежей зеленью пах,
я входил в него,
руки в карманы,
в школьной куртке своей
нараспах.
Я смотрел,
как медлительно с лозы
капля падала
в мир повилик...
И свободы туманные слёзы
на глазах появлялись
моих.
Крон могучих пустые турбины
всё вращали листву
в вышине.
И природы бесцельной
глубины
открывали объятия мне.
Лёжа, видел я
птиц перелёты
и бессмысленный ход
мураша...

И к душе бесполезной
природы
вдруг моя прикасалась
душа.


1982

Одно из величайших его стихотворений. Во всяком случае одно из самых моих любимых.

-----------------------------------------------------------------


Клятва Гиппократа


Вы когда-нибудь, право, слыхали
повторяемую стократ
в переполненном актовом зале
клятву, что завещал Гиппократ?...

Прежде всяких там
этаких этик,
коль уж он получил
этот чин,
должен быть сострадателен
медик
просто так,
безо всяких причин.
Не от нравственного трактата,
не от всех философских систем, -
помнит клятву,
что дал он когда-то
с добротой относиться
ко всем.
В желтизне Аравийской пустыни
и во тьме комариных болот
моментально на мудрой латыни
он бесстрастно
рецепт подмахнёт.
И склонясь
к выпирающим рёбрам
нищих женщин, детей и мужчин,
он обязан быть попросту
добрым,
просто добрым
без всяких причин...
С богадельни -
и до детсада,
с лепрозория -
и на чуму...
Так сказал Гиппократ:
- Это надо!...

Объяснения тут ни к чему

1982

----------------------------------

Не сравнится с воинственным маем
кроткий август
но всё же постой:
только в старости мы понимаем
этот жизненный крепкий настой

Стих длинный, и хороший. Но всё-таки, он разбавляет это начальное гениальное четверостишие. Потому не набиваю

-----------------------------------------------------


У магазина


В магазин со своей стеклотарой
он доплёлся — и вот вам удар:
водки нет! И стоит он, нестарый,
потерявший свой творческий дар…

Был когда-то он молод и в теле,
взгляд сиял его зло и умно,
и писал он всё время: в постели,
на прогулке, в метро и в кино.

Он подчас просыпался ночами!
Был усеян бумагами пол!..
Только ангел, что был за плечами,
рассердился вдруг — раз и ушёл.

Он ругался, он бился, он плакал
и беспомощен стал как дитя…
Не вернётся обиженный ангел,
беспощадно — за что-нибудь — мстя.

1981-1982

--------------------------------------

Я когда-нибудь
снимусь над молом,
с облаками где-то вдалеке…
Я хочу запомниться весёлым
с веткою какой-нибудь
в руке!
Чтоб плясали лодки над заливом,
Чтобы ветерок его рябил…
Я хочу запомниться счастливым,
тем,
каким я никогда не был.
Чтоб за кипарисом южный город
виден был вдали едва-едва,
чтобы был распахнут
белый ворот,
дескать, всё на свете
трын-трава!..
Чтоб контрастно вышла бы
при свете
тень от улетающих волос...

Вот таким я быть хотел на свете
и таким мне быть
не удалось.

1981

--------------------------------------------

Жизнь ушла со всеми мелочами.
Отгорит, что было, отболит!..
Чёрными, холодными ночами
о душе вдруг вспомнит инвалид,
и, не ощущая больше смака
жизни той, что как-то прожита,
он увидит, что встаёт из мрака
облик белоснежного Христа,
и протянет он с мольбою руки,
как бы пробуждаясь ото сна,
не страшась спасительной разлуки
с жизнью той, что больше не нужна.

1980

-----------------------------------------

Простите мне, стихи, что я кормился вами.
За вас, мои стихи, что я провыл нутром,
буханку рижского я брал в универсаме,
и соли полкило имел я за надлом.

Простите мне, стихи, но часто пачку чая
я за свою тоску приобретал.
Издательский кассир, меня не замечая,
презренный мне отсчитывал металл…

Простите мне, стихи. Хозяйственного мыла
я приобрёл и леденцов на вес
за вас, пришедшие мне из другого мира,
ниспосланные мне, так, ни за что, с небес.

1979

---------------------------------------------

Под высокие своды июля,
в глубину убегающих нив,
вот вступаю я,
плечи сутуля,
трудно голову долу склонив.

Я пойду по недвижному зною
в этот мир, что призывно высок.
Будет долго качаться за мною
мной задетый в пути колосок.

Сяду я у пречистого брода,
забывая навеки вчера...
И меня пожалеет природа,
потому что проста и добра.

1976

--------------------------------


20 минут


Тесное ущелье в Карпатах. Узкая дорога.
Слева пропасть.
Справа отвесный склон.
2-м встречным машинам не разьехаться.
Единственная дорога, ведущая на передовую.
Заглох мотор моей машины.
Шофёр вылез, поднял капот
и стал копаться в моторе.
Я тоже вылез
и, неторопливо щурясь
от белого ослепительного солнца,
лениво закурил...
Уже через 20 минут образовался хвост
длиной километров в 5...
Это были танки, бронетранспортёры,
'Катюши', бензозаправщики,
грузовики со снарядами, орудия, легковые машины,
замурзанные лошади обозников,
походные кухни,
облупленные санитарные автобусы...
Танкисты, с частливо потягиваясь,
не спеша вылезали из люков,
с удовольствием разваливались на броне.
Некоторые были в трофейных жилетах
поверх гимнастёрок,
на некоторых были для чудачества
'цивильные' фетровые шляпы.
Шофёры усаживались на обочине.
Внизу была пропасть.
Где-то шумела река...
Вдруг впереди раздался громкий голос, -
кто-то возмущался, грозил, сердился.
Я мгновенно подскочил и увидел генерaла
в кожаном жёлтом реглане
стоящего около своего 'виллиса'.
- Расстреляю_ кричал генерал. --
Кто старший?
Кто тут отвечает за эту машину? -
Я застыл вытянувшись,
держа руку у козырька.
- Расстреляю! - кричал побагровевший генерал и cxватился за кобуру.
Генерал ехал с передовой.
20 минут,
как туда прекратился всякий доступ.
Я закупорил единственную дорогу.
- Если через 5 минут не освободишь путь,
машину сбросим вниз.
А тебя - расстреляю! -
Я понял, что это не пустая угроза.
Кто-то в толпе заметил,
что это командующий артиллерией
соседнего фронта.
Положение на передовой было серьёзным.
Я подошёл к сидящим у обочины,
к лежащим на броне,
к облокотившимся о борта машин...
- Ребята, - сказал я с бледной натянутой улыбкой, -
давайте сдвинем в сторону... -
Никто и не пошевелился.
Солнце побеждало.
Всё же, выждав,
несколько человек вразвалку подошло,
преувеличенно кряхтя и матерясь.
Наконец машина застыла,
полувися над краем пропасти.
- Младший лейтенант! -
Я услышал опять генеральский голос.
С рукой у козырька я подбежал
и доложил об исполнении.
- То-то, - сказал отдуваясь генерал -
Фамилия? -
Очень высокий, сравнительно молодой, холёный,
с ничего не выражающими глазами,
генерал держал блокнот:
- Безобразие! С какого фронта?
- с 4-ого Украинского.
- Всё, всё расскажу Ерёменко, - обиженным, тонким голосом ябедника
выкрикнул генерал. -
Всё расскажу про тебя Андрею Ивановичу!.. -
Так, как будто командующий фронтом
знал меня лично
и я с ним каждый день виделся.

1977

--------------------------------------------------

Бросил пить человек.
Ну и что ж! Завязал…
Не войдет он вовек
в переполненный зал,

не пригубит пивка,
не махнет стопаря,
не подымет рука
рюмку, в дыме паря!

Из вагона на миг
утром, полуодет,
не рванет напрямик
в станционный буфет.

И, с похмелья солов
и постыдно небрит
он от жалостных слов
не заплачет навзрыд.

Где шумят алкаши
в зале между колонн
тайну трудной души
не поведает он.

И в тоске по себе
ночью хмурой такой
к водосточной трубе
не прижмется щекой!..

Он вернулся к уму,
он прогнал эту муть...

Он не даст никому
внутрь себя заглянуть!

1977

И опять. За одно это стихотворение - Е М великий поэт.

-----------------------------------------------------------


Оторвавшаяся доска


Пролетела мимо, просвистела
Ну ещё немного - и в висок!
И лежало б стынущее тело
возле груды струганых досок.

Вот мы ходим, что-то ноем, спорим...
Ну а тут доска - и все дела!
И тогда бы с нестерпимым воем
к стройке неотложка подошла.

Что же значит ты такой везучий!
Бледный бы лежал в большой крови.
А ведь это просто только случай...

Что же ты?.. Иди себе! Живи!

1977

Одно из любимейших моих стихотворений. Имхо и обьективно великое. Но не все согласны :-)

-----------------------------------------------


И вот наконец дошла очередь до Листочка


- м б величайшего, наряду с Парашютом его стихотворения. Хотя - Батальон, Соната, Я посетил, ... Не знаю. Очень люблю.

На стекло налепился листочек,
все запутано очень хитро...
Выручает разборчивый почерк
да с нелегким наклоном перо.

Всё запутано там и, слетая,
все несется во тьму за стеной...
Выручает сегодня простая
тишина полосы возрастной.

Поле белый туман заклубило,
чёрный дождь наползает на сад...
Выручает, что все это было
и уже не вернется назад.

1974

---------------------------------------

Вот меня отпустили заботы
посредине июньского дня,
Ощущение тихой свободы
посетило сегодня меня...

Слышал я: где-то птицы пропели...
От святой пустоты бестолков,
словно небо увидел в пробеле
расступившихся облаков.

А всего-то пустячное дело!..
Я под небом до вечера был.
Просто память моя отлетела...
Просто я свою жизнь позабыл.

1974

За один этот стих Е М заслужил бессмертие

----------------------------------------------

Познаем мы на свете печали,
а потом зарекаемся впредь....
Только в жизни, как в самом начале,
надо бы ничего не уметь.

Запуская бумажного змея,
безмятежно за небом следил,
средь берез, ничего не умея,
я с блокнотом по тропам бродил.

За душою моей не имелось
в эти дни никого, ничего...
И справляла моя неумелость
в это время своё торжество.

Там где парка ограда резная,
я ступал на осеннюю грязь,
ничего-то на свете не зная,
ничего-то ещё не боясь.

И ещё не подвержен наветам,
я незнанием был озарен.
Этот мир, что тогда был неведом,
обступал меня с разных сторон.

Это было всего лишь начало.
Как приветлив наш мир к новичкам!
Потому-то так сердце стучало
в лад веселым её каблучкам.

1977

------------------------------------------

Что ещё мне попросить у Бога?..
Собрались морщины по челу.
Я с утра задумался глубоко,
трудно барабаня по столу.

Что ещё мне попросить у Бога?..
Утренний остыл в стакане чай.
Новый день опять встает с востока.
Не продешевить бы невзначай!

Что ещё мне попросить у Бога?..
Нечего. Вот мировой контраст.
Он ни в чём не заслужил упрёка.
жизнь он дал мне. Смерть ещё мне даст.

1977

--------------------------------------------

Вот какое сейчас положенье:
я уже подошёл к рубежу.
Осмысляю своё пораженье
и какой-то итог подвожу.
Лишь один небольшой поворотец -
и как будто бы я подменён!..

Побеждённый стоит полководец
перед картой прошедших времён.
Жил он собранно, честно, непраздно,
и осмыслить есть что-то одно,
ведь прошла его жизнь не напрасно:
поражение было дано!

1973

------------------------------------


Cухость


Ничто на свете пусть не окропит
земли, звездой растрескавшейся в зное...
Вращается в орбитах и скрипит
моё сухое яблоко глазное!

Нисходит часто сухость неспроста.
Подчас такая сухота в гортани,
что вдруг как бы немеет полость рта,
и судорога при глотаньи...

Будь просто сух, как отлетевший сук,
как снег бывает сух при стуже,
как протокол ночной,
будь только сух,
и с каждым днём будь суше, суше, суше.

1968-1972

---------------------------------------


Жизнь





Человек пошел один по свету...
Поднял ворот, запахнул полу.
Прикурил, сутулясь, сигарету,
cтав спиною к ветру, на углу.
Плюнул в речку дымную c помоста.
Не спеша, лениво, не со зла.
Ничего и не случилось,
просто
наконец почувствовал: прошла...

1972


--------------------------------------

Все лучшее дается в мире даром...
Для юности не надобно заслуг,
и красота, она лесным пожаром
в 15 лет заполыхает вдруг!

Все лучшее дается в мире даром...
И ты трудись не покладая рук,
и наконец, с годами станешь старым.
...Ты честно старость заработал, друг

1972

--------------------------------------

В этом мире, таком одиноком,
Одинокие сосны молчат.
Над пустым одиноким потоком
Одинокие птицы кричат.


Одиноки хребты до рассвета,
Одиноко завился вьюнок.
Бьют часы одинокие где-то...
Иль, быть может, то я одинок?

1962-1972

------------------------

Телеграмма пришла, телеграмма!
Чтобы ехал,
не медля ни дня!..
Что стряслось? Ну сказали бы прямо!
Что случилось вдали от меня?
Если, право, взглянуть беспристрастно:
пустяки! Ну какая беда?..
... Через всё голубое пространство
руки я простираю туда,
где тот город в безбрежьи великом
между стольких долгот и широт...

И немым раздирается криком
мой, в отчаяньи стиснутый, рот.

1972

---------------------------------------


Цыган





Может, это всего только случай,
но ведь будет тебе невдомек,
почему он возник,— от созвучий
подступающий к горлу комок.

Помню: в роще цыганка гадала.
День был в белых крутых облаках...
И рыдающе пела гитара
у седого цыгана в руках.

Был цыган и неряхой и соней,
голос был его сдавлен и тих.
Только мир неразумных гармоний
на глазах созидался моих.

Это мир ослепительных радуг
восходил до небес изо рта,
так как был он всего лишь порядок
и поэтому лишь красота.

1972

Имхо - гениальное, великое, вечное. Но я, наглец, позволил себе подредактировать. У Е. М - "поразительных".

--------------------------------------------------------

«Не гоже человеку быть едину»,—
угрюмо изречение гласит.
Надену плащ и кепку зло надвину
и выйду.
Мелкий дождик моросит.

Да, правду книга древняя сказала!..
По черным лужам ухожу во тьму —
на шум трамвая и на свет вокзала,
лишь только б не остаться одному.

1958-1972

------------------------------------


Разин


В этом деле никто не поймёт ни шиша
И не лях, и не грек, и ни свей, и не фрязин
По своей ли по воле гуляет душа!?
...Приказал паруса разворачивать Разин.

И не знает он где та проходит черта
Тот предел
Тот заруб
Та межа
Та граница
И не хочет он знать на земле ни черта!
...Выплывает неспешно стругов вереница.

И на вёслах уже запевает мордвин...
И в распахнутой шубе, в накидке собольёй
Под неистовым ветром стоит он один
На корме, задохнувшийся собственный волей

1972

Имхо - гениальное стихотворение и - лучшее, что написано(да и нарисовано) - о Разине

--------------------------------------------------------

Коренник от чрезмерной натуги заржал,
грязью обдав подол подвернувшейся бабе...
Чужеземец с моноклем в предместье вьезжал,
утопая по спицы в российские хляби.

И куражился поп у кружала спьяна.
и в сугробе алели кровавые пятна...
И лежала пред тем чужеземцем страна,
что на свете была никому не понятна!

И юродивый пел возле церкви внадсад,
что витают вокруг херувимы незримо,
что Москва на земле - как архангельский сад
и ещё о величии Третьего Рима

1972

----------------------------------------------


Карамзин


Дай мне тростиночку простую
её вот этак очини.
Я в ту тростиночку подую,
пристроясь где- нибудь в тени.

Пусть дуб стоит, листву роняя,
пусть птичий вижу перелёт,
пусть та тростиночка простая
о безмятежности поёт ...

1972

-------------------------------------

Счастливец, он хлопает смачно по пузу
Себя, он поёт - жизнь ему не в обузу,
Жену он усами щекочет, шаля,
Свисает с ноги, колыхаясь, туфля...

Но за полночь долго не спит неудачник.
Вся жизнь перед ним, как дремучий задачник,
Всё ищет - а чай-то давно уж остыл! -
Ошибку, которую он допустил.

1967

-------------------------------------------

Ты задумался. Или ты болен.
Или замер с котлетой у рта…
Время хлещет, - вот так из пробоин
Хлещет в трюм что есть силы вода.
Ты балетом любуешься. Или
Спишь, укрыт одеялом по грудь…
Время хлещет, как будто забыли
В кухне кран до конца завернуть.

1967

---------------------------------------


пена


Страшные нужны усилья,
Подвиг злой и озорной,
Чтоб распластанные крылья
Приподнялись за спиной.

Сколько ж, сколько ж надо пыла?!
Смертным потом пропотей!..
Надо чтобы проступила
Нынче кровь из-под ногтей.

... На губах предстанет пена...
И тогда внизу, вдали,
Вдруг растают постепенно
Очертания земли.

1967

Странно, что это великое имхо стихотворение не нашлось в Сети :-(
Набить не труд, но неужели никого не ударило?! - кроме меня :-)

---------------------------------------------------


Лежачих не бьют...


Любят падчерицы мачех,
Я слыхал в болотах рачьих
Свист. Но я вас потрясу:

Я видал, как бьют лежачих
Каблуками по лицу!
Хвост цыган пришил кобыле.
Было раз — скалу разбили
Криком: “Отворись, Сезам!”
Я видал: лежачих били
По глазам и по слезам.

1967

Одно из величайших стихотворений русской поэзии. Имхо. Как и Уменье забывать

---------------------------------------------------


кол


Уменье забывать,
Ходить спокойно в гости.
Уменье забивать
Упорно в крышку гвозди,
Уменье засыпать,-
Как в пруд, в подушки падай!
Уменье засыпать
День прожитый лопатой.
Молчать наперекор
Параграфам опросным.
Уменье прочно кол
В грунт вколотить над прошлым.

1967

одно из самых любимых моих стихотворений, и, имхо, одно из величайших стихотворений русской поэзии вообще(у него в этот(мой) список попадает где-то десяток)

----------------------------------------------------------

"Мир приключений" - был такой журнал.
Я, помню, раздобыл подшивку где-то...
Кто не сидел над нею до рассвета -
Тот сам себя безбожно обкорнал!

И как гигантский стонущий насос,
Я всасывал в себя ночное чтиво...
Надвинутая кепка детектива.
Корабль, затёртый насмерть льдами. "SOS".

Жизнь - приключение. Иди. Живи!
Вон - побережье моря, реки, взгорья...
...Но ты смотри на помощь не зови,
Когда вдруг жизнь возьмёт тебя за горло!

В глухой тайге напьёшься из корца...
Умрёшь - положат в Грузии к чинаре...
И жизнь твоя, как повесть без конца
В том чудном и растрёпанном журнале.

1966

-------------------------------------


Серьёзность


Длинное и слабое стихотворение - "Серьёзность". Не буду его набивать. Но последняя строфа великолепна.

Суровы в мире песни.
Cерьёзны фонари.
Серьёзен мир, хоть тресни.
Хоть лопни. Хоть умри.

1966

---------------------------------------


Одиночество


Из пушек бьют. Идёт игра на кроны.
Блистают шпаги в глубине траншей.

А жизнь обычна. Есть у ней законы,
И знаю: нет их ничего страшней!

О, горестная повесть одиночек.
Квартиры коммунальной. Без волчка.
Нет, не Дюма, а Диккенс. Добрый счётчик
Здесь роль играет верного сверчка.

А к Тюильри сьезжаются кареты.
Выходят люди в масках и плащах...

Но в доме ни единой сигареты.
Жирок застыл кружочком в старых щах.

1966.

-------------------------------------


НЕ ПЛАЧЬ


Ты не плачь, не плачь, не плачь. Не надо.
Это только музыка! Не плачь.
Это всего-навсего соната.
Плачут же от бед, от неудач.

Сядем на скамейку.
Синевато
Небо у ботинок под ледком.
Это всего-навсего соната —
Черный рупор в парке городском.

Каплет с крыши дровяного склада.
Развезло. Гуляет черный грач...
Это всего-навсего соната!
Я прошу: не плачь, не плачь, не плачь.

1965


Вечное

P. S.
Вера Евушкина написала песню на этот стих. И в дуэте с гениальной Леной Фроловой её поют. Увы, при всей моей любви к Лене доброго слова сказать о песне и исполнении не могу :-( Не то, совсем не то.

----------------------------------------------------------


Камa


Почти что год уже идёт война...
О, как пустынен городок на Каме!
За пристанью покойна пелена,
река перекликается гудками.

Сидит над Камой в сквере инвалид.
Тельняшка под халатом полосата.
Скрутить рукой цигарку норовит
из крупного как палки самосада.

Мы кончили на днях 9-й класс,
и парень нам рассказывает вяло,
что выбило ему под Ржевом глаз
и что по локоть руку оторвало.

... Пространство Камы где-то там, внизу.
Как тянет рыбой, соснами, грибами!..

Ещё полгода. Я в кювет вползу
и санпакет перегрызу зубами.


1965

-------------------------------------------------


Первая фраза


Если первая фраза тебя потрясла
В странной книге, открытой напропалую,
Не спеши. Поднимись. Отойди от стола.
Не читай опрометчиво фразу вторую.
Не читай. И поднимется образов рой.
Вздрогнет сердце,а ведь не дрожало ни разу!..
Неизвестно ещё, что во фразе второй!
Пронеси же сквозь жизнь эту первую фразу.

1963

----------------------------------------------

И когда мои ноги уже затекали
Подо мной, и щека моя тронула лёд
Высоко надо мною по вертикали
Я увидел кружащийся самолёт.

Он заметил меня и всё ниже и ниже
Стал спускаться, и вот уж почти что без сил
Ну дави! - я тогда прошептал Ну дави же
На гашетку - и крепко рукав закусил.

То ли всё же меня не заметил он, то ли
Пренебрёг, и рывком надавил на штурвал
И как Бог Саваоф на небесном престоле
Мне - ничтожнейшей точечке - жизнь даровал.

И поднялся, и вышел опять на орбиту...
Я заплакал: Мальчишка! Убийца! Сопляк!
И за то, чт меня не убил, за обиду
Я поднял над собою замёрзший кулак

1962

--------------------------------


Привычки


Постепенно привычками я обрастаю.
Появилась вдруг этакая ленца:
Книга новая мне попадется — листаю
Почему-то ее непременно с конца.

Стал я к целым пихать обгоревшую спичку
В коробок. Брови трудно поднявши к челу,
Навсегда приобрел за обедом привычку
Хлебный мякиш ладонью катать по столу.

Обрастаю привычками и ненавижу
Сам себя, что, усевшись, качаю ногой.
Если вдруг я задумаюсь, медленно нижу
Скрепки в виде цепочки, одну за другой...

Книги я расставляю в особом порядке.
Все надежно налажено, как в блиндаже.
Обрастаю привычками - вечные складки
Образуются где-то глубоко, в душе.

1962

---------------------------------------------

Итак , всё кончено. Я выжил.
Обмотки. В недрах вещмешка
Буханка. В тряпке соль. Я вышел,
Держась за притолку слегка.

Я приобрёл за две недели
Те утончённые черты,
Что, может быть, и в самом деле
Уже сильнее красоты.

Страданье, что огромным было,
Раздумьем тронуло чело.
Оно подглазья углубило,
У рта морщины провело.

Как тень, стоял я еле-еле...
Душа, где ты была дотоль?
Её я чуял ясно в теле,
Как хлеб в мешке, как в тряпке соль.

1962

-----------------------------------

Я не помню его.
Я не видел его
В московской квартире,
Как он пытался поймать подтяжку
На спине, чтобы прикрепить ее
Сзади на брюках.
Я не помню его и в карантине,
Как стоял он голым в очереди
За горстью жидкого дегтярного мыла.
Я не помню его даже
В момент позора,
Когда он забыл слово антабка
И молчал, потупясь,
Под морозным взглядом старшины.
Я даже не помню,
Как страшно он закричал.
Я только помню два его глаза,
Смотрящих из полуопущенных век,
Когда я держал в руках
Культи его ног,
Чтобы они не бились о доски
В тряском кузове полуторатонки.

1962

---------------------------------

Я посетил тот город, где когда-то
Я женщину всем сердцем полюбил.
Она была безмерно виновата
Передо мной. Её я не забыл.

Вот дом её. Мне говорят подробно,
Как осенью минувшей умерла...
Она была и ласкова и злобна,
Она была и лжива и мила.

...Я не решаю сложную задачу,
Глубинные загадки бытия.
Я ничего не знаю. Просто плачу.
Где всё понять мне?
Просто плачу я.

1961


Имхо - вечное. Не настаиваю - я не обьективен.

----------------------------------------------

Я знаю жизнь. Её я изучал,
Сжав крепко зубы. Горькая отрада-
познать её! Начало всех начал-
Жестокий опыт. Нет дороже клада,
Чем знанье жизни. Прежде по складам
Её с трудом читал я, обалдело
Наморщив лоб. Сейчас я преподам -
Хотите? - курс её! Я знаю дело.
Я знаю жизнь. Но сыну моему,
Увы, не надо знания отцова.
Ему мой тяжкий опыт ни к чему.
Сжав зубы,
сам
он всё добудет
снова.

1959

--------------------------------


Незабудки


В шинельке драной,
без обуток
Я помню в поле мертвеца.
Толпа кровавых незабудок
Стояла около лица.

Мертвец лежал недвижно,
глядя,
Как медлил коршун вдалеке...

И было выколото
Надя
На обескровленой руке.

1962

--------------------------------------

ГЛАЗА

Взрыв. И наземь. Навзничь. Руки врозь. И
Он привстал на колено, губы грызя.
И размазал по лицу не слёзы,
А вытекшие глаза.

Стало страшно. Согнувшийся вполовину,
Я его взвалил на бок.
Я его, выпачканного в глине,
До деревни едва доволок.

Он в санбате кричал сестричке:
- Больно! Хватит бинты крутить!..-
Я ему, умирающему, по привычке
Оставил докурить.

А когда, увозя его, колёса заныли
Пронзительно, на все голоса,
Я вдруг вспомнил впервые: у друга ведь были
Голубые глаза.

1944-1957

----------------------------------

Tags: Бог - единственно реально существующее, Винокуров, вечное
Subscribe

  • Блок. Самое-самое Continue

    День проходил, как всегда: В сумасшествии тихом. Все говорили кругом О болезнях, врачах и лекарствах. О службе рассказывал друг, Другой - о Христе, О…

  • Блок. Самое-самое.

    Гамаюн, птица вещая (картина В. Васнецова) На гладях бесконечных вод, Закатом в пурпур облеченных, Она вещает и поет, Не в силах крыл поднять…

  • Блок

    Из ничего - фонтаном синим Вдруг брызнул свет. Мы головы наверх закинем - Его уж нет, Рассыпался над черной далью Златым пучком, А здесь - опять,…

promo niktoinikak december 8, 2016 21:29 1
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments