March 27th, 2016

Межиров +

Потому что - всё судьба да случай,
Или, может быть, не потому, -
Вечно засыпающий, могучий,
Брат по безрассудству и уму,
Входит, словно в узкое ущелье
С голой кручи сходит, чтоб опять,
Желчному, седому пустомеле
Чутко и внимательно внимать,
И замрёт, как будто онемеет,
Извиняя старческую прыть,
Он последний, кто ещё умеет,
Слушать, а не только говорить.

Вечно засыпающий, поскольку
Съёмки дни и ночи напролёт,
Не давая завалиться в койку,
С дублями несчётными идёт.

Иерархи, в ранге и без ранга -
Это же действительно кино, -
Это же подлянка - бить подранка, -
Но Москва с носка - ей всё равно.

И всегда в его уклонно-смелом
Взгляде голубом одно и то ж:
Мы ж не делом заняты, не делом, -
Я то что ж, а ты - не доживёшь.

Ну, конечно, можно снять и сняться.
И досуетиться на миру.
Только нам другие игры снятся, -
Мы играем не в свою игру.

Время тает, время улетает,
Ну, а съёмка всё идёт, идёт, -
И опять двух дублей не хватает,
Чтоб сыграть свой выход под расчёт.
promo niktoinikak december 8, 2016 21:29 1
Buy for 10 tokens

Рая +

Марина

http://xmusic.me/s/7299665-Raisa_Abelskaya_-_Marina/

http://xmusic.me/s/7299692-Raisa_Abelskaya_-_Marina/

обе записи видимо с диска



Посвящается Марине Цветаевой

- Что ты плачешь, сестра, опустила глаза,
И на пальцах дрожит, остывая, слеза?
Словно камень в кольце, что любимый принес,
И упало на грудь ожерелье из слез.
- Я не плачу, дружок, просто дрогнула тень,
Затянулся ожог от разлук и смертей.
Но любимого нет, ни обнять, ни забыть,
Я печали его нанизала на нить.

- Что ты плачешь, сестра, грусть-тоску затая,
Где тепло губ твоих, где слезинка твоя?
Словно нежный цветок на чужбине росла,
А теперь во снегах умирать без тепла.
- Я не плачу, дружок, просто ветер в лицо,
Со слезинкой своей потеряла кольцо.
Укатилось в края, где сердца, как гранит,
Там слезинка моя тонкой льдинкой звенит.

- Что ты плачешь, сестра, на щеках твоих соль,
Наземь падает сын самой черной слезой.
И нельзя помешать мертвой плоти истлеть,
О, зачем ты, сестра, наклонилась к петле.
- Я не плачу, дружок, высох горький родник,
Дорогие мои, наша Русь в нас одних.
И никак не поймешь, по своей ли вине
На родимой земле, как в чужой стороне.