June 22nd, 2016

Рабинович

Вовек не забуду, как все это было:
как нас молотило и с фронта, и с тыла,
и с левого фланга, и с правого фланга,
не разбирая ни чина, ни ранга

Убит замполит, и не слышно комбата
Осталось патронов по штуке на брата,
махры – на затяжку, воды – на глоток,
да сил – на бросок, на последний бросок
Нас мало осталось, нас мало осталось,
и жизни осталась нам самая малость…

Вовек не забуду, как было все это:
как черную ночь пропорола ракета,
как тело хотело зарыться в пыли,
как шёпот раздался – «Ребята, пошли!»

Как шёпот раздался, ребята пошли,
как тело я смог отодрать от земли,
как воздух ночной превратился в металл,
как легкие рвал он, как горло он рвал –
«Урррааа!»…

Воды – хоть залейся. И воздух, как воздух
Да только не нам полагается роздых
Да только не нам хорониться в тепле –
как будто бы рай наступил на Земле

Нас мало осталось, нас мало осталось,
и жизни осталась нам самая малость,
но пуще и пуще грохочет вдали
тот шёпот, зовущий: «Ребята, пошли!»
promo niktoinikak december 8, 2016 21:29 1
Buy for 10 tokens

Деген ОСВЕТИТЕЛЬНАЯ РАКЕТА

Из проклятой немецкой траншеи
слепящим огнем
Вдруг ракета рванулась.
И замерла, сжалась нейтралка.
Звезды разом погасли.
И стали виднее, чем днем,
Опаленные ветви дубов
и за нами ничейная балка.
Подлый страх продавил моим телом
гранитный бугор.
Как ракета, горела во мне
негасимая ярость.
Никогда еще так
не хотелось убить мне того,
Кто для темного дела повесил
такую вот яркость.

Межиров

Входила маршевая рота
В огромный,
Вмёрзший в тёмный лёд,
Возникший из-за поворота
Вокзала мёртвого пролёт.

И дальше двигались полями
От надолб танковых до рва.
А за вокзалом, штабелями,
В снегу лежали — не дрова...

Но даже смерть в семнадцать — малость,
В семнадцать лет — любое зло
Совсем легко воспринималось,
Да отложилось тяжело.