September 3rd, 2016

Левитанский

Замирая, следил, как огонь подступает к дровам.
подбирал тебя так, как мотив подбирают к словам.
Было жарко поленьям, и пламя гудело в печи.
Было жарко губам и коленям сплетаться в ночи...
Ветка вереска, черная трубочка, синий дымок.
Было жаркое пламя, хотел удержать, да не мог.
Ах, мотивчик, шарманка, воробышек, желтый скворец -
упорхнул за окошко, и песенке нашей конец.
Доиграла шарманка, в печи догорели дрова.
Как трава на пожаре, остались от песни слова.
Ни огня, ни пожара, молчит колокольная медь.
А словам еще больно, словам еще хочется петь.
Но у Рижского взморья все тише стучат поезда.
В заметенном окне полуночная стынет звезда.
Возле Рижского взморья, у кромки его берегов,
опускается занавес белых январских снегов.
Опускается занавес белый над сценой пустой
и уходят волхвы за неверной своею звездой.
Остывает залив, засыпает в заливе вода.
И стоят холода, и стоят над землей холода.


Первые 2 стиха были имхо слабенькие; так, для затравки; это - получше, но тоже ещё далеко от лучших(имхи, имхи). Но пусть будет. Смотрю его стихи - тот же недостаток, что у Евгения Михайловича, но гораздо сильнее - тянет их присобачить нравоучение в конце. ЕМ обычно сдерживается :-)
promo niktoinikak december 8, 2016 21:29 1
Buy for 10 tokens