October 1st, 2016

Евреи, 10 заповедей, 613 заповедей, Талмуд, Христос, Закон.

Это мой старый пост в Корчме.
http://nikitin.wm.ru/cgi/forum1/message.pl?chain=1169353044&id=1169353044

Там время от времени перестаёт читаться, потому даю не просто ссылку, а копирую текст и важнейшие комменты

4000 лет назад кучка рабов-арабов бежала из Египта под руководством
вождя. Назвались они по прозвищу предка Авраама - "евреи". Прошли
века, исчезли народы, империи - а народ, произошедший от кучки
кркливых изгнанников, выжил. Он не велик, но вряд ли какой другой
народ - разве китайцы - может сравниться с ним по вкладу в
цивилизацию. Причём если вклады китайцев в основном закончились
тысячу лет - еврейский был постоянно(хотя не всегда заметно - на
протяжении тысяч лет больше кровью - много евреев весьма заметных, но
известных как представители других национальностей), и особенно
заметен в последние 2 века - посмотрите списки деятелей науки,
культуры, искусства.
Но главный вклад евреев - величайшее достижение человечества - учение
Христа. И его распространение в мире - усилиями евреев Павла, Иоанна,
Петра(равно конечно как и миллионов других - неевреев и евреев; но
вклад этих 3-ёх - первый шаг).
Почему так произошло?
"Они могут - ибо думают что могут" (Вергилий).
С самого начала жалкой кучке изгнанников Моисей(неважно, может Ездра
спустя тысячу лет; я думаю, что Моисей - а Ездра только закрепил
письменно предания - но неважно) сказал - "Мы - избранный народ. Мы -
соль Земли. Но не потому, что лучшие, а потому, что нам дан
Божественный Закон - с предназначением хранить его и со временем -
распространить свет его всем народам."
И этот закон был действительно Божественным - не о том, чтобы грабить
и убивать(хотя и этого хватало в теории и практике) - а в ростках
справедливости и главное - милосердия(если справедливость
присутствовала всюду в законах и идеологии - и в Греции, и в Риме, и
в Египте, и в Вавилоне, то милосердие мне представляется(м б по
невежеству) оригинальным вкладом евреев). Примеры я привёл в
сегодняшнем посте с цитатами из Торы; есть много других.
Первоначальный Закон представлял из себя подробнейшую регламентацию
всех сторон жизни. Но жизнь менялась, законы Торы становились частью
неприемлемыми, частью просто одиозными, возникала потребность в
новых законах - регламентирующих новые явления жизни. На этот вызов
евреи ответили идеологией Талмуда - "Устной Торы" - учением, что
наряду с письменной Торой Бог дал Моисею и учение, не записанное, а
устное, и передающееся от поколения к поколению. Я не знаком в
подробностях с этой концепцией, но представляется она весьма
удивительной и сознательно алогичной. С одной стороны - передача из
уст в уста, с другой - обсуждения авторитетов, их мнения - часто
противоречивые - тоже часть Устной Торы.
Т. обр., для евреев дискуссии, различные мнения - необходимая часть
жизни народа и его религии. Жёстко споря с инакомыслящими - еврей
всегда ощущал их братьями евреями и уважал. Скрепами народа оказались
некоторые формальные требования закона, признаваемымые всеми школами -
обрезание, суббота, основные праздники. И требование праведности:
исполнение закона - заслуга - чем больше придерживаешься - тем
больше заслуга.
В тоже время многие анахронические требования Закона заменялись
толкованиями - например требование равного ущерба - "Око за око, зуб
за зуб" величайшим авторитетом иудаизма - рабби Акивой -
интерпретировывалось как требование материальной компенсации и
покрытия затрат на полное лечения.
Развитие шло в направлении всё большего и большего милосердия. Тот же
Акива и(если не ошибаюсь) его друг и главный идеологический противник
(Шаммай?) назвали Синедрион, вынесий за несколько десятков лет пяток
смертных приговоров - кровавым и сказали, что если бы они были
членами - такого бы не произошло. И это при Законе, постоянно
грозившим смертью.
Другой великий авторитет - Гиллель - сказал - "Закон - в том, чтобы
не делать другому того, чего не хочешь себе; остальное - комментарии.
Учись".
И тут пришёл Христос.
Для него самого его учение - и небезосновательно - представлялось
закономерным развитием Закона, очередным - и последним - толкованием.
С точки зрения иудаизма "последнее" - перебор, но почему бы и не
принять очередного рабби.
Дело однако в том, что его толкование было действительно "последним" -
после его принятия иудаизм исчезал - что он сам похоже не понял(или
это было для него несущественным - если он считал себя
эсхатологическим пророком).
Именно - он отбросил "комментарии". Практически его учение - "Возлюби
ближнего как себя самого". Казалось бы - нового то что - одна из 10
заповедей. А новое то, что все ограничения, воспринимавшиеся как само-
собой разумеющиеся, имманентные - Христос отбросил. Всегда и везде -
"не делай другому то, чего не хочеш; себе" или - логически абсолютно
тоже самое, а психологически и потому как жизненное правило совсем
другое - "Что хочешь себе, то делай и другим".
Но ведь это невозможно?!
А возможно, хотя и невозможно. Ибо Христос незаметно поменял
концепцию Бога. В иудаизме Бог - с одной стороны "Бог философов и
учёных" - создатель и движитель мира, с другой - "Бог Авраама, Исаака
и Иакова" - гарант нравственного закона и правил жизни. 1-ой стороной
Христос не интересовался совершенно(трудно поверить, что такой
беспримерный гений был нелюбопытен, и вряд ли так, но - не упоминает
нигде). А 2-ая развилась в его учение о Боге - Отце, источнике
жизни, только в соединении с которым - и есть жизнь. Точнее - полное
соединение с Ним невозможно - но впускать Его в себя, становиться им,
дать ему действовать через себя - и есть жизнь. И возможность этой
жизни дана каждому человеку - что бы он ни делал, как бы ни жил до
этого. Только "отрекись от себя и возьми свой крест". В этом
самоотречении нет заслуги - "я раб ничего не стоящий, сделал что
должно" - но жизнь. Единственная настоящая жизнь, доступная человеку.
Не сделал - погиб.
С этой точки зрения все правила и регламентация грубо говоря -
уничтожаются. Т е соблюдать надо - ибо самоотречение требует
непричинение без веских причин неудобств окружающим - но само по себе
неважно. Важно только любовь и духовное усилие для увеличения в себе
любви.
Потому никаких правил из иудаизма Христос не оставил - сам по себе
вопрос показывает полное непонимание. Не оставил в смысле, что
исполнение - гформальное требование для спасения. Но разумеется,
вполне их признавал как совместимые с любовью к ближнему и часто
требуемыми ею.
В частности, большинство из 10 заповедей - само собой разумеющиеся
требования к поведению человека - христианина, нелицемерно любящего
ближнего.
Но они слишком мелки для Христа. Он формулирует другие - в Нагорной,
числом 5
1. Не гневайся ни на кого.
2. Не блуди.
3. Не клянись.
4. Не противься злому.
5. Не воюй.
Но и эти заповеди - не формальные предписания, а только вехи,
ориентиры. Надо больше! "Будь совершенным, как Отец твой небесный".
Из всей деятельности Христа и всей его проповеди ясен смысл слов "Не
нарушить я пришёл, а исполнить; Небо и Земля прейдут, а Закон Божий
не прейдёт; ...". Закон тут - Вечный Закон Бога - любви к Богу и
ближнему, человеческие формулировки - только приближения, ничего не
значат, их можно и должно нарушать, если они противоречат любви к
Богу и ближнему : "Не человек для субботы, а суббота для человека"
Само по себе такое отношение - закономерное развитие иудаизма - с
его практическим приоритетом Талмуда над буквой Торы, с его
разрешением нарушать субботу и другие заповеди для спасения жизни и т
п.
Непереносимым оказалось полное отрицание значения всех обрядов и
условностей, а главное - изменение понятия о Боге и роли еврейского
народа. Она оказалось выполненной :-) "Спасение от иудеев" произошло -
еврейский народ оказался более ненужным Богу :-)
Т. обр., никаких заповедей - ни 613, ни 520, ни 30 ни десяти -
Христос не оставил
Их оставила наследница апостолов(но не Христа) - христианская церковь.
Эта тема мне не интересна и я её обсуждать не буду.
promo niktoinikak december 8, 2016 21:29 1
Buy for 10 tokens

ВОСПОМИНАНИЕ О МАРУСЕ

Маруся рано будила меня,
Поцелуями покрывала,
И я просыпался на ранней заре
От Марусиных поцелуев.

Из сада заглядывала в окно
Яблоневая ветка,
И яблоко можно было сорвать
Едва протянув руку.

Мы срывали влажный зеленый плод,
Надкусывали и бросали -
Были августовские плоды
Терпки и горьковаты.

Но не было времени у нас, чтобы ждать,
Пока они совсем созреют,
И грустно вспыхивали вдалеке
Лейтенантские мои звезды.

А яблоки созревали потом,
Наливались, падали наземь.
И грустно по саду она брела
Мимо плодов червоных.

Я уже не помню ее лица,
Не вспомню, как ни стараюсь.
Только вкус поцелуев на ранней заре,
Вкус несозревших яблок...