October 9th, 2016

Набрёл на блог некоего Эпштейна.

. Сразу - поразительная мерзость - "величайший русский философ Соловьёв". Ну и вообще в том же духе. Мразь.
Смотрю в Вики.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D0%BF%D1%88%D1%82%D0%B5%D0%B9%D0%BD,_%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B8%D0%BB_%D0%9D%D0%B0%D1%83%D0%BC%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87
"Заслуженный профессор теории культуры и русской литературы университета Эмори (Атланта, США), профессор русской литературы и теории культуры и руководитель Центра гуманитарных инноваций Даремского университета (Великобритания), Член российского Пен-центра и Академии российской современной словесности.
Лауреат Премии Андрея Белого 1991 года, Института социальных изобретений (Лондон, 1995), Международного конкурса эссеистики (Берлин - Веймар, 1999), премии журнала «Звезда» (1999), премии «Liberty» за вклад в русско-американскую культуру и развитие культурных связей между Россией и США 2000."
Ну да. "Окончил филологический факультет МГУ." Понятно. Факультет блядей, что же бляди другого оканчивать.
Помню, прислонил я в столовой зоны "В" в те годы портфель к колонне, пока стоял в очереди. Спёрли. В зоне "Б" такого быть не могло.
И вот эта блядь - заслуженный прохвессор и лауреат. Гуманитарная наука. Лосевы, Соловьёвы, Шпенглеры Флоренские, Бердяевы, Эпштейны... Фамилии разные, сущность одна: мразь и бляди.
promo niktoinikak december 8, 2016 21:29 1
Buy for 10 tokens

Спасибо т. Сталину за счастливую жизнь!

Семья великого художника и ранние годы(WIKI).

Дед по отцу, Назар Медведев, был искусным столяром-краснодеревщиком, бабушка ткала холсты для бар и панов. Родились и всю жизнь прожили в селе Голубино. Их дочь, бабушка художника Медведева Мария Назаровна (1890—1977), в детстве, на втором году жизни, ослепла от оспы и до конца своих дней жила на подаяние. Её сын, отец художника Медведев Иван Афиногенович (1913—…), был инвалидом, и хотя окончил только 4 класса начальной школы, много читал и был мастером на все руки.

Отец по матери был зажиточным крестьянином из села Пески Бурынского района Сумской области. Мать — Ковалёва (урожд. Попова) Ефросинья Ивановна (1900—1946), с мужем и двумя дочками, Ковалёвой Полиной (1923—1946) и Ковалёвой Анастасией (1930—2001), трудились и жили в достатке в том же селе. В 1935 году вместе с другими зажиточными семьями они были раскулачены. Мать и попавшая в такую же ситуацию соседка были заперты в сарае под охраной вооружённого часового. В это время две дочки, Полина и Анастасия с остальными детьми раскулаченных крестьян были заперты в сельской школе, где продолжительное время содержались без воды и пищи. В ночь накануне ожидаемого расстрела сотрудниками НКВД мать с соседкой руками разрыли землю, выбрались из сарая, освободили детей и бежали на попутном транспорте в соседнюю Белгородскую область. Остановились в 330 км от дома, на окраине села Голубино в заброшенном доме, и втроём наладили быт. Житель этого села, Иван Медведев, стал помогать красивой беженке и двум её детям по хозяйству. Через некоторое время они поженились и он удочерил обеих девочек. Как семье раскулаченных, им выделили земли на неудобьях — глинистых почвах, на которых ничего не росло. Ни о каком достатке не могло быть и речи.

Отец девочек, Ковалёв Пантелей Тимофеевич[3] (1902—1944), в 1943 году как раскулаченный был направлен в штрафную роту Красной армии, ранен и в 1944 году пропал без вести.
В 1937 году родилась Катя, будущая художник-самоучка. Детство пришлось на тяжёлые военные годы. После окончания Великой Отечественной войны, в 1946 году в регионе начался массовый голод. Вся семья — отец, мать, трое дочерей и слепая бабушка бросили дом, нехитрое хозяйство и в марте 1946 года в товарном вагоне добрались сначала до Ростова-на-Дону, а потом на попутках до г. Геокчай (Азербайджанская ССР). Приютила их в своём доме русская семья — мать с дочкой из баптистской общины, скрывшейся от массовых репрессий своих единоверцев и давно обосновавшейся в этом городе.

К этому времени в семье сложилась тяжёлая моральная обстановка. Старшие сёстры не разрешали Кате называть своего отца папой. Знавшие достаток в своей прежней жизни, они ненавидели новую семью своей матери из-за её крайней бедности. Единственной поддержкой и опорой для маленькой Кати была слепая бабушка и приютившая их семья. Ослабленные голодом и тяжёлой дорогой, в семье все болели. Сначала в этом же 1946 году в г. Геокчае умерла старшая сестра Полина. За два дня до смерти от порока сердца матери, случившейся 2 сентября 1946 года, из семьи ушёл и навсегда пропал отец[1].

Шестнадцатилетняя сестра Анастасия вместе с приютившей семьёй устроила девятилетнюю Катю в детприёмник г. Евлаха. После этого Анастасия завербовалась на торфяные разработки и уехала в Московскую область. Из детприёмника Катю отправили в детский дом № 2 г. Шуша (Нагорный Карабах). Отучившуюся в 1947—1954 гг. на «отлично» до 7 класса и окончившую 5 классов музыкальной школы по классу скрипки Катю направили на учёбу в школу ФЗО г. Баку, столицу Азербайджанской ССР, где она получила профессию ткачихи[

ИРИНЕ

Зачем послал тебя Господь
и в качестве кого?
Ведь ты не кровь моя, не плоть
и, более того,
ты даже не из этих лет -
ты из другого дня.
Зачем послал тебя Господь
испытывать меня
и сделал так, чтоб я и ты-
как выдох и как вдох -
сошлись у края, у черты,
на стыке двух эпох,
на том незримом рубеже,
как бы вневременном,
когда ты здесь, а я уже
во времени ином,
и сквозь завалы зим и лет,
лежащих впереди,
уже кричу тебе вослед -
постой, не уходи!
сквозь полусон и полубред -
не уходи, постой! -
еще вослед тебе кричу,
но ты меня не слышишь.