April 21st, 2017

НАРУШЕНИЕ ГАРМОНИИ

Ультрамариновое небо,
От бурь вспотевшая земля,
И развернулись желчью хлеба
Шахматною доской поля.

Кто, вышедший из темной дали,
Впитавший мощь подземных сил,
В простор земли печатью стали
Прямоугольники вонзил.

Кто, в даль впиваясь мутным взором,
Нажатьем медленной руки
Геодезическим прибором
Рвет молча землю на куски.

О Землемер, во сне усталом
Ты видишь тот далекий скат,
Где треугольник острым жалом
Впился в очерченный квадрат.

И циркуль круг чертит размерно,
И линия проведена.
Но всё ж поет, клонясь неверно,
Отвеса медного струна:

О том, что площади покаты
Под землемерною трубой,
Что изумрудные квадраты
Кривой рассечены межой;

Что, пыльной мглою опьяненный,
Заняв квадратом ближний скат,
Углом в окружность заключенный,
Шуршит ветвями старый сад;

Что только памятник, бессилен,
Застыл над кровью поздних роз,
Что в медь надтреснутых извилин
Впился зеленый купорос.

1915
promo niktoinikak декабрь 8, 2016 21:29 1
Buy for 10 tokens

Калигула: what could be if

Оригинал взят у wiradhe в Калигула: what could be if
Я отношусь к числу тех довольно многих (если считать с древними) людей, которые считают, что Калигула пришел к власти, будучи человеком высокого кодекса чести, включавшего великодушие и справедливость в превеликой степени; кодекс этот он выработал сам, своим умом и трудом, в чрезвычайно тяжелой и гнусной - а также смертельно опасной для него обстановке, которая учила прямо противоположным вещам. Эмоциональный склад у такого человека неизбежно оказывался достаточно ожесточенным, с соответствующей модификацией веселости, когда человек видит в жизни без прикрас победоносную несправедливость и абсурд - и вот насмешкой по поводу всего, что с ними связано, демонстрирует, что убить его они могут, а покорить - нет (таковы, кстати, немецкие, русские и еврейские издевательские прибаутки, когда люди демонстрируют насмешку по поводу собственных бедствий). Вспоминается, конечно, покойный Свиридов: "Вежлив и сдержан до той степени, когда это начинает казаться изощренным хамством. Внутренние монологи пронизаны спокойным и несколько свирепым юмором". Паренек, который год за годом проводит, как в камере смертников, в руках человека, истребившего его семью, причем понимает, что должен быть холодно мудрым по-змеиному, чтобы выжить, и ходит по этой причине смотреть на предписанные тем человеком пытки, дабы выработать в себе необходимую "невозмутимость" - явление весьма незаурядное, и чувство юмора при этом вырабатывается сугубо экзистенциалистское, так что Камю не случайно выбрал персонажа.

Collapse )