November 15th, 2017

БИТВА ПРИ МАГНЕЗИИ

"Сдается, я сильно сдал. Силы, задор – не те.
И тело – не столько источник мыслей о наготе,
сколько о боли. Впрочем, остаток дней
я проведу без жалоб". Так говорит – верней,
рассуждает Филипп. И вечером нынче он
занят игрою в кости, весел, воодушевлен:
"Эй, сыпьте розы на скатерть!" А тот неприятный слух,
что Антиох при Магнезии разгромлен в пух
и в прах, что прекрасная армия сокрушена – есть чушь.
Ибо это немыслимо! Попросту слух; к тому ж,
ложный, надо надеяться. Максимум, что человек
может сказать о недруге, если тот тоже грек,
это "надо надеяться". И во главе стола
Филипп продолжает пир. Да, он сдал; не сдала,
видимо, только память. Он не забыл того,
как плакали и стенали сирийцы, когда его
собственная Македония рухнула тоже. "Эй,
слуги! Тащите факелы! Музыка, веселей!"

----------------------------------------------------

Я давно уже стар – ни отваги, ни удали прежней,
ни всегдашнего пыла, увы, с каждым днем все прилежней

я заботиться должен о теле больном
(так Филипп рассуждал), – но зато в остальном

жизнь беспечна моя". Он играл нынче в кости,
крикнул: "Розы рассыпьте на длинном помосте!" –

и гостей звал на пир. Что с того, что разбит
при Магнесии царь Антиох? Вся Эллада скорбит

по блестящему воинству. Весть о разгроме,
впрочем, недостоверна. Что знаем мы, кроме

слухов, явно раздутых? Ах, если бы так,
мы одной с ними крови, и все же он враг,

Антиох. Но довольно о нем. Приглашений
не отменит Филипп. Он не ждет утешений,

только память у многих с годами сильней:
помнит он, как страна стала грудой камней,

как сирийцы, рыдая, на запад смотрели.
"Эй, рабы, зажигайте светильники! Громче, свирели!"

----------------------------------------------------------

В 197 г. до н.э. македонский царь Филипп V потерпел поражение в битве с римлянами при Киноскефалах. Семь лет спустя, получив известие о том, что в битве при Магнесии (190 г. до н. э.) римляне нанесли поражение царю Селевкидского царства Антиоху III, он сожалеет о том, что эллинистическому миру нанесен новый удар, но не может удержаться и от мстительного чувства, поскольку в свое время Антиох не пришел к нему на помощь. Через психологический портрет Филиппа Кавафис раскрывает сложные взаимоотношения между эллинистическими государствами: не в силах преодолеть междоусобную рознь, они отбиваются от Рима в одиночку и - одно за другим - подпадают под его господство
promo niktoinikak december 8, 2016 21:29 1
Buy for 10 tokens

Моя деревня Раковка



Published on Aug 27, 2010


Всем, для тех, кто бывал, жил и родился в деревне, от Игоря Растеряева еще одна песня - про деревню Раковку. Автор песни - Василий Мохов, лицо клипа - все тот же Вова Буравлёв. Автор ролика - Лёха Ляхов.

Долгой долгой питерской зимой
Я ночами вижу сладкий сон
Будто еду я к себе домой
Будто вышел на родной перрон

Над перроном глобус фонаря
Мотыльки летят к нему на свет
И встречают меня все друзья
Даже те, которых больше нет

Я в Раковке, где подсолнухов маковки
Где полынь да смородина, где мой дом моя Родина
Я в Раковке, где подсолнухов маковки
Где закатов пожарища, где друзья да товарищи

И с подружкою своей луной
Я по улицам ночным пройдусь
Посижу под старою вербой
Тёплым ветром вдоволь надышусь

Мне так радостно и хорошо
Да рассвет белеет над Невой
И не хочется, чтоб сон прошел
Так и ехал бы к себе домой

В Раковку, где подсолнухов маковки
Где полынь да смородина, где мой дом моя Родина
В Раковку, где подсолнухов маковки
Где закатов пожарища, где друзья да товарищи

Где над речкою чистою сенокосы душистые
Где в степи солнце плавится, где казачки красавицы
Где Большая медведица над крыльцом вечно светится
Где ветра во все стороны, да ещё турки да вороны.

Вальс тридцать девятого года



Published on Aug 23, 2009


На земле, в небесах и на море
Наш напев и могуч, и суров.
Если завтра война, если завтра в поход,
Будь сегодня к походу готов.
Песня 1939 года "Если завтра война"

Александр Городницкий - Вальс тридцать девятого года

Полыхает кремлёвское золото.
Дует с Волги степной суховей.
Вячеслав наш Михайлович Молотов
Принимает берлинских друзей.
Карта мира верстается наново,
Челядь пышный готовит банкет.
Риббентроп преподносит Улановой
Хризантем необъятный букет.

И не знает закройщик из Люблина,
Что сукна не кроить ему впредь,
Что семья его будет загублена,
Что в печи ему завтра гореть.
И не знают студенты из Таллина
И литовский седой садовод,
Что сгниют они волею Сталина
Посреди туруханских болот.

Пакт подписан о ненападении -
Можно вина в бокалы разлить.
Вся Европа сегодня поделена -
Завтра Азию будем делить!
Смотрят гости на Кобу с опаскою.
За стеною ликует народ.
Вождь великий сухое шампанское
За немецкого фюрера пьет.

1988