July 21st, 2018

Ключ

У меня была комната с отдельным ходом.
Я был холост и жил один.
Всякий раз, как была охота,
в эту комнату знакомых водил.

Мои товарищи жили с тещами
и с женами, похожими на этих тещ,-
слишком толстыми,
слишком тощими,
усталыми, привычными,
как дождь.

Каждый год старея на год,
рожая детей (сыновей, дочерей),
жены становились символами тягот,
статуями нехваток и очередей.

Мои товарищи любили жен.
Они вопрошали все чаше и чаще:
- Чего ты не женишься? Эх ты, пижон!
Что ты понимаешь в семейном счастье?

Мои товарищи не любили жен.
Им нравились девушки с молодыми руками,
с глазами,
в которые, раз погружен, падаешь, падаешь, словно камень.

А я был брезглив (вы, конечно, помните),
но глупых вопросов не задавал.
Я просто давал им ключ от комнаты.
Они просили, а я - давал.
promo niktoinikak december 8, 2016 21:29 1
Buy for 10 tokens

Кстати - особенно моим друзьям Бину и Лике.

http://nikitin.wm.ru/cgi/forum1_/message.pl?chain=1531898974&id=1531898974

https://lenta.ru/news/2018/07/18/litva_collaborator/

Американская журналистка Сильвия Фоти (Silvia Foti) раскритиковала Литву за предоставленные почести ее деду, который участвовал в уничтожении евреев во время Второй мировой войны. Об этом она написала статью в издании Salon.

Журналистка собиралась написать книгу о деде, которого она знала как борца с советской властью, убитого КГБ. Йонас Норейка, по семейным рассказам, руководил уездом на северо-западе страны и воевал с нацистами.

В 2000 году Фоти поехала в Литву и была удивлена, с какими почестями ее встретили как родственницу Норейки. На родине он был известен под псевдонимом Генерал Ветра. По словам Фоти, в Литве его называли национальным героем и просили быстрее выпустить о нем книгу. Американка установила памятную табличку на фасаде Библиотеки Академии наук Литвы.

Впоследствии журналистка начала собственное расследование о «подвигах» своего деда и узнала, что главою уезда его назначали немецкие оккупанты. Более того, Норейка был автором антисемитской брошюры «Подними голову, литовец!».

В 2013 году женщина начала сотрудничать со специалистом по Холокосту Симоном Довидавичусом. Выяснилось, что Норейка был причастен к убийству более десяти тысяч литовских евреев. Также он занял с семьей один из домов, ранее принадлежавший убитым евреям.

В конце статьи Фоти выдвинула обвинения литовским властям в укрывательстве преступлений литовцев, сотрудничавших с нацистами. Журналистка пыталась добиться снятия мемориальной таблички, установленной ею ранее, но литовские власти не пошли ей навстречу

Месса по Слуцкому

Мало я ходил по костелам.
Много я ходил по костям.
Слишком долго я был веселым.
Упрощал, а не обострял.

Между тем мой однофамилец,
бывший польский поэт Арнольд
Слуцкий вместе с женою смылись
за границу из Полыни родной.

Бывший польский подпольщик, бывший
польской армии офицер,
удостоенный премии высшей,
образец, эталон, пример -

двум богам он долго молился,
двум заветам внимал равно.
Но не выдержал Слуцкий. Смылся.
Это было довольно давно.

А совсем недавно варшавский
ксендз и тамошний старожил
по фамилии пан Твардовский
по Арнольду мессу служил.

Мало было во мне интересу
к ритуалу. Я жил на бегу.
Описать эту странную мессу
и хочу я и не могу.

Говорят, хорошие вирши
пан Твардовский слагал в тиши.
Польской славе, беглой и бывшей,
мессу он сложил от души.

Что-то есть в поляках такое!
Кто, с отчаянья, двинул в бега,
кто, судьбу свою успокоя,
пану богу теперь слуга.

Бог - большой, как медвежья полость.
Прикрывает размахом крыл
все, что надо - доблесть и подлость,
а сейчас - Арнольда прикрыл.

Простираю к вечности руки,
и просимое мне дают.
Из Варшавы доносятся звуки:
по Арнольду мессу поют!