October 24th, 2018

В недрах Старушки.

Сначала хотел только дать ссылку, но текст настолько познавательный, что решил его целиком процитировать.

https://starshoi.livejournal.com/151468.html

Под мудрым партийным руководством



У которых есть, что есть , те подчас не могут есть,
Ну а те, что могут есть, те сидят без хлеба.
А у нас тут есть, что есть, да при этом есть, чем есть.
Значит нам благодарить остается небо.
Роберт Бернс.

Теперь об этом можно рассказать (ранее неопубликованная глава Винни Пуха)

Это было в самый разгар заката кооперативного движения, перестройка уже казалась необратимой, первый вкус зарабатывания больших денег помимо зарплаты и шабашки прошел, наш небольшой коллектив стал искать долгосрочных и респектабельных клиентов, простые халтуры по установке и конфигурации уже немного поднадоели.

И мы нашли. Группа наших бывших партнеров пошла работать в Управление Делами ЦК КПСС автоматизировать управление делами ЦК КПСС. Дел там, судя по всему, было много, для чего стали немедленно закупать импортные компьютеры. На которые надо было ставить операционные системы, русифицировать, писать всякие программки. Одним словом, нам поперло. Проект длился пару лет и кормил весь наш отдел, я иногда даже забывал получать зарплату на основном месте работы.

Но конечно наиболее привлекательным было собственно само Управление Делами, вернее, место, где оно находилось. Где должно находиться УД ЦК КПСС? Правильно, рядом с ЦК КПСС, то есть прямехонько на Старой Площади, в здании, рядом с которым наши предки проливали кровь. Свою и чужую. Куда мы и зачастили, навещали клиентов каждую неделю. Не то, чтоб там было много работы. Но во время работы иногда хочется есть, а там была Столовая Управления Делами ЦК КПСС. Куда нам можно было заходить.

Сейчас уже многое стало забываться. Но это забыть нельзя. После пары лет посещения этой столовой выработалось стойкое понимание, что просто так достижения этого строя его владельцы никому не отдадут. Не зря ведь кровь проливалась. Своя, а в особенности чужая. Чтоб это все потом ел кто-то другой - вот уж нет!

Оформление внутри было наверняка подсмотрено в заграничных фильмах про Советский Союз. Смотришь их иногда и думаешь, что хоть бы подбирали консультантов получше что ли. Но похоже, что эти фильмы тайком провозились через границу, их просматривали компетентные органы и оформляли все так, чтобы соответствовало отснятым фильмам. Длинные коридоры, застеленные красными ковровыми дорожками. Тяжелые деревянные панели и не менее тяжелые деревянные двери с табличками хозяев на двери. С тщательно соблюдаемой системой титулов, где была значительная разница между полновесным "товарищ", скромным "тов." и ничтожным "т." Были еще таблички просто без титулов, с одной фамилией.

В коридорах стояли кадки с фикусами, а на стенах висели картины, отображающие этапы большого пути. Столовая была подстать кабинетам. Основательные столы и стулья, высокие светлые окна. Фикусы. Никакой раздачи в привычном нам понимании не было. Между столами ходили строгие официантки средних лет в серых платьях и кружевных наколках и тщательно выслушивали и записывали заказ. На каждом столе лежало ламинированное меню на сегодняшний день. Объем меню приблизительно соответствовал среднему ресторану, а содержание...

Мы тогда уже не голодали. Но время было еще скромное. Деньги уже появились, а продукты еще нет. Вещи можно было покупать в комиссионках, а продукты только на рынке. Но изобилия и особых разносолов не было и там. Кооперативные кафе еще не навострились готовить и подавали жареных кур-гриль. Но где-то бился пульс эпохи. Слышимый прямо из желудков. Например, в меню можно было заказать осетровую уху, котлеты из оленины и стакан свежевыжатого клюквенного сока. Расстегаи, черная икра и жюльен. Заливная стерлядь и сациви.

Это сейчас все кажется простым и незамысловатым. Но для нашего поколения, воспитанного на гнилой картошке и перемороженных черных кусках останков парнокопытных посещение этой столовой было некоторым шоком. Причем это ведь была еще не основная столовая, всего лишь Управление Делами. Что ели небожители мне до сих пор неизвестно.

Кстати, за еду надо было платить. Как сейчас помню, пришлось заплатить 81 копейку за обед из трех блюд. С ухой и прочими разностями. Это еще в довоенных ценах начала перестройки, не было еще диких реформ большого количества нулей на купюрах.

Ели мы остервенело. Потому что молодой тридцатилетний организм все время нуждался в еде. Заодно покупали что-то с собой, так как дома ждал голодный ребенок, которому я приносил то яблок, то сока. Еженедельные обеды хорошо питали не только организм, но и негаснущее чувство классовой ненависти. Мы уже знали, что пролетариату было нечего терять, кроме своих цепей. А потомкам пролетариата было что.


После выхода из столовой можно было зайти в книжный киоск. Там было не меньшее изобилие. В первый раз мы просто обмерли от богатства, листали лихорадочно томики Ахматовой, Ходасевича, не зная, за что ухватиться первым. Сопровождающие нас сотрудники быстро все поняли: "Так, ребята, вы что, в книгах что-то понимаете? Тогда быстро скажите, что нужно покупать!".

Так мы и расплачивались, духовной пищей за земную.

Длилось это все не очень долго, мы все автоматизировали, нашли другие контракты, сначала на родной земле, а скоро и на чужой. Все исчезает в тумане. Но ожившие страницы Книги о Вкусной и Здоровой Пище издания 1954 года еще долго будут появляться в предрассветные часы, когда непонятно, явь это или все еще сон...
promo niktoinikak december 8, 2016 21:29 1
Buy for 10 tokens

ШКОЛА ВОЙНЫ

Школа многому не выучила -
не лежала к ней душа.
Если бы война не выручила,
не узнал бы ни шиша.

Жизни, смерти, счастья, боли
я не понял бы вполне,
если б не учеба в поле -
не уроки на войне.

Объяснила, вразумила,
словно за руку взяла,
и по самой сути мира,
по разрезу, провела.

Кашей дважды в день кормила,
водкой потчевала и
вразумила, объяснила
все обычаи свои.

Был я юным, стал я мудрым,
был я сер, а стал я сед.
Встал однажды рано утром
и прошел насквозь весь свет.

Aльбом Лены Любовь моя, цвет зелёный

Резюме по Гарькавому-Зайкову.

Этот пост предназначен для Константина и Анонима, обсуждавших у меня эту тему, потому я буду не всегда подробен - они знают о чём речь.
1. Почему я считаю работу Зайкова неинтересной, мелкой.
Цель её - выписать в радикалах решение уравнений 5-ой степени, для которых это возможно. Как известно(вроде бы, все мои знания в этой теме понаслышке) Галуа установил, что решение в радикалах алгебраичекого уравнения возможно тогда и только тогда, когда группа Галуа этого уравнения разрешима. Насколько я понимаю, в этом случае по коэфициентам группу можно выписать явно. И, тогда(опять таки - я так понимаю) есть алгоритм, выписывающий формулу дающую решение в радикалах. Коль так, было бы весьма странно что осуществление этого алгоритма было серьёзным научным достижением. Хотя да, когда я писал первоначальное мнение, я не знал - было ли известно описание всех возможных групп Галуа для уравнение 5-ой степени и не принял во внимание возможность, что это не так. Это могло бы быть серьёзной работой - но всё равно явно не уроня Филдсовской и Абелевской премий. Далее беглый взгляд на работу Зайкова показывает, что это нагромождение вычислений на 50 страницах. лично я не верю, что для подобной задачи 50 страниц вычиселнй м б серьёзным вкладом в науку(хотя видимо есть прецеденты - например, работа Гудкова).
Но есть одно соображение, подкрепляющее моё мнение - Зайков ставит целью именно численное решение конкретных встречающихся в практике уравнений :-)
Я конечно не специалист, но что численнное решени уравнений 5-ой степени сейчас может составить хоть какую-то трудность - не верю.
Ну и поверностное ознакомление с помощью Яндекса с биографией Зайкова внушает сильный скептизизм в отношении его математических возможностей. Человек плотно занят совсем другим :-)
Разумеется, всё это не д-ва - но соображения имхо достаточно серьёзны, Особенно учитывая явно неадекватные претензии автора("Абелевскую премию и портреты в школы"). Сумашедший м б гением - но всё-таки это редкость :-)
2. Почему я так взьелся на Гарькавого. Вроде бы тон его поста был довольно умеренный. Но, как правильно сказал Константин, я среагировал на маркеры.
А. Основной - человек не потрудился даже прочитать то, что он рекламирует.
Он говорит о совершенно безумных претензиях - которых нет в работе Зайкова - на опровержение результатов Абеля и Галуа.
Б. Безумность этих претензий показывает, что Гарькавый совершенно не в курсе темы, о которой он говорит - я на такие вещи реагирую резко, это для меня сильный раздражитель.
В. По моим понятиям крайне странно, что д ф м н совершенно невежественен в этой тематике. И я сделал резкие предположения что вполне возможно что его диссеры - левые. Тут я неправ и извиняюсь - да, такое хоть и странно, но логически и практически видимо всё же возможно.
Г. Мне указали, что у Гарькавого последние несколько лет вообще много весьма странных выступлений - т е возможна болезнь. В таком случае мои инвективы очень нехороши(наезд на больного человека), я каюсь и желаю ему скорейшего и полного выздоровления.