niktoinikak (niktoinikak) wrote,
niktoinikak
niktoinikak

Categories:

О Русской Литературе

Оригинал взят у texasec в О Русской Литературе
Стало быть, Артем Ферье ( artyom_ferrier ) разразился давеча блоговой записью под заголовком Ещё раз о великой русской литературе. В записи этой он высказал некоторые свои мысли, кои, возможно, разделяют многие люди русские, только сказать боятся. Мне на эту статью дал ссылку revoltp, которого такие вещи интересуют. В смысле - так ли? Нет ли? В общем, Револьту интересно мое мнение, чему я, конечно же, всегда рад. Я вообще рад когда людям интересно чье-нибудь мнение, а если мое - так еще и лестно. А Револьт к тому ж и парень очень даже неплохой. Когда поест да выспится.

Запись господина Ферье какая-то вся очень сумбурная, но, перечтя ее дважды, я все-таки выяснил (пусть он, или кто другой, меня поправит, если это не так, я только за), что представляют собою основные мысли этой статьи, их ровно одиннадцать:

1. Некоторые люди, коих г-н Ферье именует «иными критиками» говорят, что культурное влияние России на мир ничтожно, а русская культура вторична.
2. Это не так, поскольку очевидно влияние русской литературы на мировую (в данном случае г-н Ферье отождествляет культуру с литературой. Хотя, педантичности ради, отмечу все-таки, что культура - это не только литература, и даже не только искусство).
3. Нравственное развитие людей зависит от литературы.
4. «Декамерон» способоствовал бы развитию личности гораздо больше, и положительнее, чем творения господина Достоевского, надо бы заменить последнего первым в школьной программе. Несмотря на то, что «Декамерон» может показаться «современной молодежи» пресным после того, что они уже увидели в Интернете. (Вот, кстати - а что они такого увидели в интернете?)
5. «Закатывать невинные оргии» лучше, чем «ебашить старушек по черепу за пять копеек».
6. Величие русской литературы заключается в том, что в ней есть много занятного в психологическом плане, а так же в жизненном плане, а также в ней есть стиль, особенно в исполнении мастеров.
7. Толстой и Достоевский пришли бы в ужас, узнав о том, как именно их изучают в школах. (Г-н Ферье утверждает, что показывать подросткам порнографию является меньшим «развращением малолетних» (sic), чем принуждение их же к чтению «Анны Карениной» и «Братьев Карамазовых»).
8. Литература есть фантазии, написанные сумасшедшими гениями для собственного развлечения или обогащения.
9. Великая классическая русская литература - вся «ебанутая» (по мнению г-на Ферье).
10. В русской литературе нет ни одного героя, поведение которого достойно подражания (дальше идет перечисление героев Толстого («Войны и Мира»), Достоевского (из нескольких произведений, и, к моему удивлению, Пушкина (один) и Лермонтова (один). Им противопоставляются герои Александра Дюма-отца, как воплощения литературы нерусской.
11. Отдельно упомянут Булгаков, у которого тоже подражать некому, кроме Дьявола.
О героях Лермонтова я говорить не буду, это вообще глупо. Из героев Пушкина г-н Ферье упомянул только Дубровского, которому тоже не хочет подражать. Отчасти в случае Пушкина он прав - у Пушкина все положительные герои - какие-то тюхи-матюхи безвольные. У Достоевского действительно нет интересных персонажей, кипящих действительно светлыми страстями. Толстой очень старался с тем же Левиным, но ничего не вышло, потому что когда пишешь персонажа, нужно не делать его рупором своей дешевой философии, а работать. То есть, быть художником. Описывать человека таким, какой он есть. И, желательно, не самого себя, потому что самоописание - это дилетантство и эгоизм. В работе эгоистом быть нельзя, ничего не выйдет.

Но дело вовсе не в этом, ребята, а в том, что, судя по «всему этому» познания г-на Ферье представляют собой очень такой, типа, советский, или пост-советский, джентельменский набор. Русская литература - это а) Достоевский б) Толстой. Западная литература («настоящая», хотя ... (дальше долгое расшаркивание по поводу невторичности русской литературы) представлена именно мсье Дюма. По странном стечению обстоятельств я согласен с г-ном Ферье в выборе, по крайней мере, правильного романиста. Уж если выбирать одного - то это должен быть Дюма. Ежели честно. Хотя тут г-ну Ферье штраф: считать-то так можно, а вот вслух и на письме признаваться в этом нельзя. Потому что пост-советский джентльмен обязан считать Дюма автором несерьезным, и великой литературе отношения не имеющим. Следует говорить - «Монтень». Хотя Монтень романов не писал, а производил опыты. Ну, не знаю. Ну - «Стерн». Ну не Готье же в конце концов, не Вальтер Скотт, не Эжен Скриб, и тем более не Диккенс - как-то несерьезно, а? Что писал Скриб? Либретты он разные писал. Сочинял. Под заказ. А! Вспомнил! Золя. Вот, точно. Джентельмену пост-советской эпохи следует говорить - «Как вот, например, Золя». И делать значителное лицо при этом.

С «Декамероном» какой-то казус у г-на Ферье произошед. «Декамерон» - весьма познавательная вещь, и вовсе не только в плане секса. Хотя и в плане секса есть в ней забавные пассажи. Не настолько забавные, чтобы, к примеру, только открыл книжку и сразу дрочить - но есть. Пассажи.

На этом познания г-на Ферье в области литературы, очевидно, заканчиваются. Похоже на то. Если не так - пусть он меня поправит, я, бывает, ошибаюсь. Это была предыстория, теперь будет собственно рассказ.

Г-н Ферье никак не отметил господина Шекспира, и правильно сделал. (Или отметил? Уже не помню, очень сумбурный у него пост получился). Относительно недавно я потерял всякое доверие к людям русским, не читавшим Шекспира в подлиннике, но утверждающим, что им нравится, и вообще Шекспир великий, вот, к примеру, «тварь непокорная, пойдешь смирнехонько ты в церковь». Но он также почему-то не отметил господина Островского, чем меня ужасно расстроил. У Островского-то как раз огромное количество обаятельных героев, и положительных, и злодеев. Но Островского вовремя не пропиарили к западу от Бреста, поэтому в он неизвестен на Западе, и (за это) презираем в России. И ни одной хорошей постановки за последние лет сто (ну, об этом читатели моего блога хорошо осведомлены).

Гении не бывают сумасшедшими. Бывает, что гении сходят с ума, это да. Но не очень часто. Уровень интеллекта от гениальности совершенно не зависит, а гениальность от уровня интеллекта. Среди гениев, как и среди остальных людей, много недалеких индивидуумов, и откровенных дураков тоже много, ну и умные попадаются. А вот сумасшедших нет. Или почти нет.  Может, г-н Фурье считает, что «ебанутость» - не сумасшествие. Но и «ебанутых» (я бы сказал «ебнутых», но я педант и вагнерист, что с меня и взять-то) среди гениев очень-очень мало. Гении по большей части - люди здравомыслящие. Очень-очень здравомыслящие. И часто очень работоспособные. В отличие от людей ебнутых, или ебанутых.

Нравственное развитие человека если и зависит от литературы, то очень мало. А у людей, выросших в христианской цивилизации, пример для подражания и вовсе только один. Литература - да, располагает к духовности. Но не заменяет собой духовность.

Русская литература по крутости делит четвертое место в мировой иерархии на сегодняшний день с литературой американской.  На первом месте идет Англия, на втором очевидно все-таки Франция, на третьем Германия. Хотя посмотришь на них по отдельности - и задумаешься - за какие-такие заслуги? Филдинга в наше время можно читать только очень напрягаясь, а этот ваш Шиллер - и вовсе зануда страшнейший, столько у него лишнего в опусах! А французы - что французы, все на подбор мрачные, покруче Достоевского, кроме уже упомянутых Дюма и Скриба. Ну и, не знаю, Анатоля Франса, но он специфический, его во взрослом возрасте не скоро одолеешь! Но так есть, что уж тут поделаешь.

Русская литература началась примерно в одно время с американской, а уснула (или даже закончилась, не знаю, но будем надеяться, что уснула), если говорить только об опусах, предназначенных именно для чтения, лет на семьдесят раньше.

Критерием существования литературы является появление достойной, мирового уровня, книги, получившей широкую известность. Последнюю на сегодняшний момент такую книгу можно точно назвать - это роман американского автора Тома Вулфа, называется «Костер тщеславия». Год издания, если мне не изменяет память - 1988-й. Известность получилась не очень большая, но получилась. Последующие его романы были лучше (первый - намного, второй слегка), но широкой известности не получили. Уснула литература. Касательно же русской литературы, Эдуард Лимонов подавал очень большие надежды в начале, но полноценный роман так и не написал, посему последним на сегодняшний день романом в русской литературе следует считать (очень не хочется, я его терпеть не могу) «Мастера и Маргариту», авторства господина Булгакова, конец тридцатых годов прошлого века. Хотя, конечно, роман этот - страшнейшая туфта по сравнению хотя бы с его же «Театральным романом» или «Жизнью господина де Мольера». Но эти романы совершенно неизвестны ни в России, ни к западу от Бреста (за исключением Франции, но это уникальный случай, особая история).

Занятности психологического плана, отмеченные г-ном Фурье, забавны (иногда), но величие литературы вовсе не в них, они так - побочное шоу, часто невероятно скучное и примитивное.

Достоевского с некотором скрипом можно отнести к «ебанутым», или ебнутым, авторам, хотя даже это, конечно же, ерунда, и лучший его роман, «Игрок», никаких психологических глупостей не содержит. Толстой в наше время (думаю, что и в его время тоже) труден для понимания людям без определенной подготовки. Дело даже не в его своеобразной, пересыпанной галлицизмами, манере письма, и не в его фирменной отстраненности и слегка водевильном взгляде «свысока» на мизансцену, а в совершенно фантастическом комизме многих сцен, описаний героев, и самих героев, комизме, которого не понимал даже сам автор, считая, что просто показывает «абсурдность всего этого». И если вы, к примеру, читая «Анну Каренину» (ну, к примеру) не зашлись раз двадцать безудержным хохотом, то, смею вас уведомить, Толстого вам читать рано. Равно как и Гоголя, и Гончарова. Впрочем, и Островского тоже. И блистельные рассказы Чехова - не для вас они. И, скорее всего, литература вам просто не нужна. Ни русская, ни та, что к западу от Бреста.

У мсье Дюма тоже очень много комизма (больше, чем даже у Толстого) в книгах, но в его случае сразу видно, что ему, самому Дюма, тоже смешно. Дюма вообще мужик был, судя по всему, жизнерадостный и добрый, в отличие от графа.

Ну а куда же, спросите вы, подевались в оценке г-на Фурье русская музыка, русская живопись, русская архитектура - если говорить только об искусстве? Они как - вторичны? Нет? Что думают о них «иные критки»?

На сегодняшний момент русская музыка - это Чайковский. Не больше. Но и не меньше. Это очень много, но также, разумеется, позорно мало для такой большой страны. Русская живопись - да, пожалуй, вторична. Есть очень вдохновенные художники, есть работяги, все это интересно, безусловно. Но в России не было течений, которые дали бы миру столько же, сколько дало «голландское направление», «фламандское направление», барбизонцы, импрессионисты, и так далее. В эпоху расцвета русской живописи Россия глядела в Париж. Когда не глядела - рисовала какую-то дичайшую скуку.

Русская архитектура, начиная с восемнадцатого века - действительно оригинальна, хотя почему-то очень неуютна. Роскошный дворец хорошо сочетается с улочками и кафе, с булыжником мостовой, с теплом души, бокалом красного вина и благодушными соседями. Такие сочетания в России есть, но их очень мало. (По моей теории, которая не упоминается даже, а воплощается, в одном из моих романов «Русской Тетралогии», луковки на верхушках башен придумал именно русский зодчий, но это было очень давно, в одиннадцатом веке еще, а потом был долгий перерыв аж до века восемнадатого, когда, с подачи неуемного Петра Первого в России решили, что в архитектуре все-таки что-то есть, надо строить).

Ну и совсем по делу. Литература нужна далеко не всем. Равно как и то, что нынче величаво именуется образованием. Детей мучают поголовно в школах, и часто дальше, в «институтах» и «университетах» просто потому, что их некуда в дневное время девать. Никакого особенного, особняком стоящего, соблазнения (или «совращения», по г-ну Фурье) малых сих в школах не производят. Малых сих совращают непрерывно - с восхода до заката - и школа в этом смысле ничем не дебильнее той информации, которую вдалбливают беззащитному ребенку - в семье, на улице, в интернете и в телевизоре. Ничего особенно плохого не было бы, если бы детей обучали бы просто - читать, писать, считать. Осталье - по желанию и за деньги. На это есть две причины:

1. Умеющих читать, писать и считать должен же кто-то кормить. Ну, то есть, само на полях ничего не вырастет. Таджиков на всех не хватит. И улица сама не подметется, и прохудившуюся трубу знанием Достоевского или Монтеня не починишь. Да и инженеры, или, как эти инженеры любят нынче от избытка образования говорить, «инженерА», в таких количествах, как сегодня, не шибко нужны.
2. Много званых, но мало избранных. Это из книги, которую г-н Фурье скорее всего не читал, Так - просматривал. Кстати, этот оборот («из книги, которую ...») - парафраз одного забавного пассажа из другой книги, которую г-н Фурье скорее всего тоже не читал. Я не знаю - возможно г-н Фурье эрудит, читавший все на свете, и просто эта его начитанность не отражается в том, что он пишет у себя в блоге - может он не умеет толком выражать мысли? Или мыслить обстоятельно? Почему нет. Он скорее всего неплохой парень. Вот только уроки литературы ему не впрок пошли. Как и подавляющему большинству обучавшихся и обучаемых. Грамотность - палка о двух ... хмм ... да ... Образование - тем более. Образование нужно пяти процентам населения. Ну, хорошо, десяти процентам. Оно обесценивается, если процент выше десяти. И начинает приносить вред - причем сразу всему населению. На всех уровнях, по всем параметрам.

Ну вот поди ж ты. Вот было в городе моем огромадное количество маленьких уютных кафе. Как убежденный эпикуреец я обожаю кафе. Мне даже и ходить в них не шибко нужно - я просто хочу, чтобы они были, всегда под рукой. Чтобы как только захотелось - сразу б и зашел. Но вот пришла большая корпорация с дурацким названием, и ВСЕ эти кафе съела к чертовой бабушке. Где нынче выпить кофию? Есть безумно дорогие заведения, а для людей попроще - вот, корпорация, вот, название - на каждом углу. Иногда по два таких заведения на квартал. Спасу нет. Жлобство это, ребята. Но - в угоду мещанам. Потому что любителей хорошего кофе развелось, как, блядь, собак нерезаных. Разумеется, и качество этого кофе, и уровень уюта в кафе, упали дико. Не до самого полу, но очень низко.

Тоже самое произошло с литературой - не русской, а мировой. Очень много людей «образовалось», корпорации, увидев это, съели всех частных издателей, и стали выпускать тоннами литературу для мещан. Ну и уснула она, литература. Потому что литературы для мещан не бывает. Не нужна она мещанам. И образование им тоже не очень нужно. И опера не очень. А уж архитектура-то - тем более. Мещанину нужен параллелепипед больших размеров с новейшими техническими пластмассовыми прибамбасами внутри и снаружи, которые можно каждый месяц менять - вот и все его понятия об архитектуре.

Такие вот дела, ребята - и, как сказал тот классический еврей из анекдота - «И вы мне еще говорите!»

Tags: дебилы, мразь
Subscribe

promo niktoinikak december 8, 2016 21:29 1
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment