niktoinikak (niktoinikak) wrote,
niktoinikak
niktoinikak

Category:

Компактное изложение известного не очень многим.

Хорошо, что оно сделано

Оригинал взят у alex_vergin в отчет о субботе
Побывал на лекции Александрова – автора нашумевшей диссертации о Власове и власовцах. Лекция была о большевизме. Не очень-то хотелось выходить в дождливый день, но зал Культурного центра на Покровке я люблю за красоту и акустику и, кажется, это соображение пересилило:). И не пожалел: оратор говорил складно, интересно, и видно было, что у него в голове все довольно хорошо уложено. Вот основные тезисы, как я их законспектировал:

- все, с чем мы сейчас живем – от одежды до размера зарплат – так или иначе обусловлено произошедшим 100 лет тому назад;

- понятие «сталинизм» – это советская подмена «большевизма», наследие идеологии XX съезда, когда плохому Сталину советские противопоставили «хорошего» Ленина;

- конец большевистской революции – это «съезд победителей» в январе 1934 г., который праздновал успех коллективизации, то есть превращение крестьянства в бесправных батраков, принадлежащих номенклатуре компартии; коллективизация была неизбежна, потому что вопрос стоял так: либо закончится нэп, либо должна закончиться советская власть. Нэп уже начал захлебываться, а деревня богатела, у крестьян скопилось много денег, но значительную их часть просто не на что было потратить, цены росли. Даром же отдавать с/х продукцию они, разумеется, не хотели. Оставалось отнять. Террор при этом был неизбежен – коммунистов было довольно мало (тысяч двести), и они натворили уже столько преступлений, что в случае неудачи и потери власти их просто стерли бы в порошок;

- СССР – это земшарная республика Советов, а не форма национальной государственности; никакой другой цели помимо мировой революции и разрушения капиталистического строя соввласть не преследовала, и Сталин от этой задачи отнюдь не отказывался; компартия до самого конца тратила народные деньги на поддержку левых движений по всему миру (последний транш на эти цели, за подписью Горбачева, датирован летом 1991 г., когда в СССР на полках магазинов уже ничего не было);

- большевизм всегда подменял подлинные слова фальшивыми: так, слово «революция», ассоциируемое с массовым стихийным движением, стало применяться к большевистскому перевороту, суть которого состояла в том, что состоявшие при местных Советах большевистские вооруженные организации синхронно выступили и захватили власть (потом это будет названо триумфальным шествием Сов. власти, хотя большевики признавали только те советы, в которых они доминировали, а прочие разгоняли);

- Красный террор начался в первые же дни после переворота, а отнюдь не в сентябре 1918 г., вопреки советской мифологии; массовые убийства по социальному признаку начались в декабре 17-го - расстрелы в Севастополе на Малаховом кургане офицеров, арестованных и истребленных просто на основании данных телефонного справочника, а весной уже весь Крым утонул в крови;

- ленинская статья конца 1917 г. «Как организовать соревнование» – это людоедский призыв к уничтожению «паразитических классов» силами местных Советов, даже соратники испугались ее, и ее не печатали до 1929 г.; но мысль и интенции «Ильича» она отражает в полной мере;

- для большевизма очень важно, чтобы человек перед смертью был разрушен морально, и на смерть отправляли уже оболочку человека (пример Бухарина);

- Ленин отнял у русских свободу слова, Сталин – свободу молчания: нужно было все время доказывать свою лояльность, в то время как в Рейхе и уж тем более в фашистской  Италии вполне можно было безнаказанно  удалиться в частную жизнь; большевизм же ничего подобного не дозволял, он контролировал и духовную, внутреннюю сферу человека;

- большевикам удалось к концу 30-х практически уничтожить крупнейшую поместную православную церковь в мире – при равнодушии большинства православного населения;

- Москву во время «кровавой недели» вполне можно было отбить у большевиков, если бы Поместный собор Российской Православной церкви, заседавший в эти дни в Москве и остававшийся последним авторитетным органом, призвал народ подняться и идти к Кремлю поддержать его защитников; однако только треть делегатов съезда проголосовала за этот призыв, а большинство – нет (мол, церковь вне политики); здесь была пройдена реальная развилка, поскольку «белая Москва» поменяла бы всю картину;

- Белое движение было вооруженным сопротивлением русской национальной интеллигенции, и большинство его членов не принадлежали к числу имущих (95 процентов были из лиц, живших на жалованье);

- непредрешенчество было для белых вполне разумной стратегией, позволявшей объединить самые разные антибольшевистские силы от социалистов до монархистов;

- причин поражения белых много, но главная одна: Гражданская война слишком быстро закончилась, и крестьяне не успели осознать, как их обманули большевики; они это поняли и «раскачались» только тогда, когда Белое движение уже потерпело поражение, а если бы сразу, то красные могли быть разбиты; в Белом движении участвовали максимум 800 тысяч (это если с семьями, т.е. по самому гамбургскому счету), а впоследствии только в 1930 г. в крестьянских восстаниях участвовало около 1,8 млн человек, то есть гораздо больше, чем в БД, а всего в этот год было 6 тысяч восстаний (по данным ОГПУ);

- крестьянские повстанцы терпели поражение по двум причинам: не было боеприпасов и не было полевых командиров. Почему советские агенты так стремились уничтожить руководителей РОВС, например Кутепова? Они боялись, что офицеры возглавят восстания крестьян. Кутепов планировал в начале 1930 г. высадку на юге России силами 4 тысяч офицеров – это в разгар коллективизации. Можно представить себе, как в таком случае полыхнул бы Юг;

- Сталин, скорее всего, был убит своими соратниками, которые терпеть его больше не хотели и для которых он сделался крайне опасен; они понимали, что без смены власти котел разорвет: в это время в местах заключения содержалось уже 5,3 млн человек; для сравнения – в 1911 г. в царской России всего 170 тысяч человек заключенных, из них лишь полторы тысячи политических преступников;

- о символике: сейчас нашему государству больше подошел бы красный флаг РСФСР с синей полосой. Сочетание «Гимна партии большевиков» 1938 г. в качестве государственного гимна РФ с усеченным царским гербом и с трехцветным флагом представляется шизофренией;

- немцы приняли нацизм добровольно, и то, что называется немецким сопротивлением – это лишь десятки идеалистов с европейской совестью; наш же народ большевизм в целом не принимал, сопротивление никогда не угасало, лишь меняло формы. Но ко времени перестройки большинство населения считало уже советскую власть своей: это результат селекции в трех поколениях, приведшей к осовечиванию народа.

Что касается власовского движения, то Александров его особо не затрагивал, но вопросов, конечно же, избежать не мог. Тезисы его в ответах на вопросы сводятся к следующему:

- власовцы, разумеется, являются государственными изменниками, но таковыми являются и австро-венгерские пленные, перешедшие на сторону России в годы ПМВ, и таковыми же были и те офицеры вермахта, которые участвовали в заговоре против Гитлера в нарушение принесенной ими фюреру присяги;

- объяснить переход Власова и многих последовавших за ним на сторону немцев какими-либо корыстными расчетами не получается, потому что им комфортнее было бы этого не делать: в 1943 г., когда началось формирование власовского движения, отношение немцев к пленным уже изменилось, их стали нормально кормить и использовать в работе. Так что шансы выжить без коллаборационизма были не меньшими, чем в случае сотрудничества с немцами. Генералы, которые на сотрудничество не пошли, пережили войну и жили потом в СССР в почете  (упомянут был, разумеется, Лукин, который в плену поносил советскую власть на чем свет стоит, но стенограммы этих его допросов были, на его счастье, опубликованы уже после его смерти – а иначе ему бы крупно не поздоровилось);

- внутри верхушки Третьего Рейха была борьба за то, чтобы начать проводить разумную «восточную политику» на оккупированных территориях, но фанатизм Гитлера блокировал всякие изменения в этом смысле. Сталин, по всей видимости, очень высоко ценил эту черту фюрера и по этой причине запретил попытки покушений на него – ведь окажись на месте Гитлера более адекватная фигура, положение соввласти стало бы совсем критическим, т.к. сотрудничество с немцами приняло бы гораздо большие размеры. (В общем, получается, что если бы Гитлера не было, то Сталину следовало бы его выдумать).

Были вопросы и о Феврале. Александров считает, что никакого генеральского заговора не было, и об измене говорить не приходится. В тот критический момент Николай совершил несколько ошибок,  из них главнейшие две: 1) покинул Ставку и поехал в Ц.Село, хотя как верховный главнокомандующий не должен был так поступать; 2) отрекся не в пользу Алексея, а в пользу Михаила, на что также права не имел. Он поставил личный и семейный интерес над государственным, объявив, что не в силах расстаться с сыном. Хуже того, своим отречением не только за себя, но и за Алексея он освободил многомиллионную армию от присяги, поскольку присяга приносилась императору и его наследнику. Во всяком случае, устраивать бойню в столице Николай не хотел, поэтому предпочел борьбе отречение. Михаил тоже совершил ошибку – трон не принял и вместе с тем не отказался от него в пользу следующего в линии престолонаследия великого князя (Кирилла Владимировича), в результате чего трон остался вакантен, а страна без символа государственности, вокруг которого могли бы объединиться все стремящиеся противостоять анархии. Алексей был вполне дееспособен, он был довольно развитым и самолюбивым подростком, который все хорошо понимал и, похоже, надеялся царствовать. Он вполне мог быть императором при временном регентстве Михаила и ответственном перед Думой министерстве – это была бы легитимная и жизнеспособная конструкция.

Конец конспекта. Уффф)))

Tags: история
Subscribe

promo niktoinikak декабрь 8, 2016 21:29 1
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments