Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Верхняя запись О картинах и картинках. И прочая важная имхо инфа (по необходимости)

Существуют товарищи(не так много, но есть - что меня очень радует), которые смотрят картинки в моём журнале. Но подозреваю, что некоторые из них не знают, что такое "смотреть в трубу"("в кулак").
Это значит, надо закрыть один глаз, а к другому поднести сложенный в трубку кулак и через него посмотреть на картинку.
Возникает нечто вроде стереоскопического эффекта(не так сильно, но вполне ощутимо) - картина приобретает глубину. Это же работает и с оригиналами в музее. Можно, разумеется, смотреть и через сложенную в трубочку бумажку :-)

ДИСКЛЕЙМЕР.
Меня не интересует политика и нацвопросы - польский, еврейский, русский, украинский, ...
Меня интересует явление Бога в людях.

Adding 1
Happy nonstop
http://www.myspace.com/happyrhodes/music
Нажать на стрелочку проигрывателя - и поехали

Adding 2
Добавлю-ка я Главную картину

Юшина


Adding 3
И ещё одна Главнaя картина - Обратный Архипова




и Главное стихотворение

КОГДА НЕ РАСКРЫВАЕТСЯ ПАРАШЮТ

Когда дёргаешь ты за кольцо запасное
И не раскрывается парашют,
А там, под тобою, безбрежье лесное -
И ясно уже, что тебя не спасут,

И не за что больше уже зацепиться,
И нечего встретить уже на пути,-
Раскрой свои руки спокойно, как птица,
И, обхвативши просторы, лети.

И некуда пятиться, некогда спятить,
И выход один только, самый простой:
Стать в жизни впервые спокойным и падать
В обнимку с всемирною пустотой.

1962
promo niktoinikak december 8, 2016 21:29 Leave a comment
Buy for 10 tokens

Расклад

Витюра раскурил окурок хмуро.
Завёрнута в бумагу арматура.
Сегодня ночью (выплюнул окурок)
мы месим чурок.
Алёна смотрит на меня влюблённо.
Как в кинофильме, мы стоим у клёна.
Головушка к головушке склонёна:
Борис — Алёна.
Но мне пора, зовёт меня Витюра.
Завёрнута в бумагу арматура.
Мы исчезаем, лёгкие, как тени,
в цветах сирени.
Будь, прошлое, отныне поправимо.
Да станет Виктор русским генералом.
Да не тусуется у магазина
запойным малым.
А ты, Алёна, жди мило ’ го друга,
он не закончит университета,
ему ты будешь верная супруга.
Поклон за это
тебе земной. Гуляя по Парижу,
я, как глаза закрою, сразу вижу
все наши приусадебные прозы
сквозь смех сквозь слёзы.
Но прошлое, оно непоправимо.
Вы там остались, я проехал мимо —
с цигаркой, в бричке. Еле уловимо
плыл запах дыма.

Борис Рыжий

Там вечером Есенина читали,
портвейн глушили, в домино играли.
А участковый милиционер
снимал фуражку и садился рядом
и пил вино, поскольку не был гадом.
Восьмидесятый год. СССР.

Тот скверик возле Мясокомбината
я помню, и напоминать не надо.
Мне через месяц в школу, а пока
мне нужен свет и воздух. Вечер. Лето.
«Купи себе марожнова». Монета
в руке моей, во взоре — облака.

«Спасиба». И пошел, не оглянулся.
Семнадцать лет прошло, и я вернулся —
ни света и ни воздуха. Зато
остался скверик. Где же вы, ребята,
теперь? На фоне Мясокомбината
я поднимаю воротник пальто.

И мыслю я: в году восьмидесятом
вы жили хорошо, ругались матом,
Есенина ценили и вино.
А умерев, вы превратились в тени.
В моей душе еще живет Есенин,
СССР, разруха, домино.


Сильный стих. После многих невнятных(имхо).

Борис Рыжий

Ну вот, я засыпаю наконец,
уткнувшись в бок отцу, еш,е отец
читает: «Выхожу… я на дорогу…».
Совсем один? Мне пять неполных лет.
Я просыпаюсь, папы рядом нет,
и тихо так и тлеет понемногу

в окне звезда, деревья за окном,
как стражники, мой охраняют дом.
И некого бояться мне, но все же
совсем один. Как бедный тот поэт.
Как мой отец. Мне пять неполных лет.
И все мы друг на друга так похожи.

Борис Рыжий

Еще мои руки не связаны.
Л. Т.


Еще широки мои плечи —
под тяжкою ношей не плачу.
Алмазы дарованной речи
на смех и на злобу не трачу.
Не девки ночами мне пляшут,
но сны повисают на веждах:
Мне ручкою с кладбища машет
ребеночек в лунной одежде.

И долго я вижу спросонок:
открылась бесшумная дверца,
вбегает ко мне ангеленок,
касается ручками сердца.
И шепчет с таинственной лаской,
тихонько присев на постели;
«Когда ты придумаешь сказку,
чтоб братья мои подобрели?»

Нежная сказка для Ирины

1.

…мы с тобою пойдем туда,
где над лесом горит звезда.

…мы построим уютный дом,
будет сказочно в доме том.

Да оставим открытой дверь,
чтоб заглядывал всякий зверь

есть наш хлеб. И лакая квас,
говорил: «Хорошо у вас».

2.

…мы с тобою пойдем-пойдем,
только сердце с собой возьмем.

…МЫ возьмем только нашу речь,
чтобы слово «люблю» беречь.

Что ж еще нам с собою взять?
Надо валенки поискать —

как бы их не поела моль.
Что оставим? Печаль и боль.

3.

Будет крохотным домик, да,
чтоб вместилась любовь туда.

Чтоб смогли мы его вдвоем
человечьим согреть теплом.

А в окошечко сотню лет
будет литься небесный свет —

освеш.ать мои книги и
голубые глаза твои.

4.

Всякий день, ровно в три часа,
молока принесет коза.

Да, в невинной крови промок,
волк ягненочка на порог

принесет — одинок я, стар —
и оставит его нам в дар,

В знак ТОГО, что он любит нас, —
ровно в два или, скажем, в час.

5.

…а когда мы с тобой умрем,
старый волк забредет в наш дом

хлынут слезы из синих глаз,
снимет шкуру, укроет нас.

Будет нас на руках носить
да по-волчьему петь-бубнить:

«Бу-бу-бу. Бу-бу-бу. Бу-бу…», —
в кровь клыком раскусив губу.

Борис Рыжий

Под огромной звездою
сердце — под Рождество —
с каждой тварью земною
ощущает родство.

С этим официантом,
что спешит показать
перстенек с бриллиантом,
не спеша подливать.

С этой дамой у стойки,
от которой готов
унаследовать стойкий
горький привкус духов.

И блуждая по скверам
с пузырем коньяка,
с этим милицанером
из чужого стиха.


Стих конечно слабенький, но чувство знакомое. Я его испытал может кажется 2 раз, один - точно - в момент того, что мне тогда представлялось катастрофой - чувство единства и огромной благожелательности ко всему - а вовсе не несчастья

О Бродском.

Почитал у Пеночкина очень интересный опрос о Бродском
https://philtrius.livejournal.com/394239.html
Убедился, что моё мнение о совершенно искусственном и сознательном завышением его "популярности" верно. Когда читаешь подряд о нём в Сети - кажется что мнение о его гениальности и первостепенности в 20 веке(после смерти Мандельштама, Маяквского, Блока, Есенина) - всеобщее. Не, ни фига. Старается узкий кружок, которому поэзия вообще неинтересна, а интересно проталкивание своих. Среди людей, любящих поэзию есть, да, много считающих его великим гением - но и много которым он чужой и средний.
Моё личное мнение о нём постоянно растёт. От полного равнодушия до определения его сейчас как великого. "Благодарность" - одно из величайших русских стихотворений. Есть ещё. Но - мало. Как ни странно, моё ощущение близко в общем к отношению Пеночкина - очень густая и плотная пустота. Бродский как человек был злобное ничтожество. Это бы ничего - крупных и добpых не так много(и я к ним, увы, не принадлежу) но изображал то он из себя неземное существо, стоящее над бытом, в частности, увы и в творчестве. Потому много мерзости, претендующей на титло поэзия - поганейший Тресковый мыс, подлейшие стихи о Жукове и Украине, ...
О его дефекативных эссе и говорить нечего.

Стансы

Евгении Извариной

Фонтан замерз. Хрустальный куст,
сомнительно похожий на
сирень. Каких он символ чувств –
не ведаю. Моя вина.
Сломаем веточку — не хруст,
а звон услышим: “дин-дина”.

Дружок, вот так застынь и ты
на миг один. И, видит бог,
среди кромешной темноты
и снега — за листком листок —
на нем распустятся листы.
Такие нежные, дружок.

И звезд печальных, может быть,
прекрасней ты увидишь цвет.
Ведь только так и можно жить -
судьба бедна. И скуден свет
и жалок. Чтоб его любить,
додумывай его, поэт.

За мыслью — мысль. Строка — к строке.
Дописывай. И бог с тобой.
Нужна ль тоска, что вдалеке,
когда есть сказка под рукой.
Хрустальный куст. В твоей руке
Так хрупок листик ледяной.