Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Верхняя запись О картинах и картинках. И прочая важная имхо инфа (по необходимости)

Существуют товарищи(не так много, но есть - что меня очень радует), которые смотрят картинки в моём журнале. Но подозреваю, что некоторые из них не знают, что такое "смотреть в трубу"("в кулак").
Это значит, надо закрыть один глаз, а к другому поднести сложенный в трубку кулак и через него посмотреть на картинку.
Возникает нечто вроде стереоскопического эффекта(не так сильно, но вполне ощутимо) - картина приобретает глубину. Это же работает и с оригиналами в музее. Можно, разумеется, смотреть и через сложенную в трубочку бумажку :-)
Важное пояснение(23.06.21). Господь не поручал мне вещать от его имени. Также мне неизвестны люди, считающие что я выражаю их мнение и поручившие мне это. За одним исключением. Я поручил себе говорить от моего имени. Я выражаю мои и только мои мнения. Резкость и определённость - т к своё мнение я знаю точно. Могу ошибаться - и были случаи когда я ошибался и знаю сейчас об этом. Также личные оценки - иногда крайне резкие - относятся на самом деле не к людям, а к текстам и поступкам. Человек изменчив и разнообразен. Каждый. Великий мыслитель Гегель был самовлюблённый дебил, когда писал свой диссер или "рассуждение" о геометрии. Замечательный математик Фет - т е человек громадной силы интеллекта - выступил дебилом как историософ - ничего не зная о истории.
ДИСКЛЕЙМЕР.
Меня не интересует политика и нацвопросы - польский, еврейский, русский, украинский, ...
Меня интересует явление Бога в людях.

Adding 1
Happy nonstop
http://www.myspace.com/happyrhodes/music
Нажать на стрелочку проигрывателя - и поехали

Adding 2
Добавлю-ка я Главную картину

Юшина


Adding 3
И ещё одна Главнaя картина - Обратный Архипова




и Главное стихотворение

КОГДА НЕ РАСКРЫВАЕТСЯ ПАРАШЮТ

Когда дёргаешь ты за кольцо запасное
И не раскрывается парашют,
А там, под тобою, безбрежье лесное -
И ясно уже, что тебя не спасут,

И не за что больше уже зацепиться,
И нечего встретить уже на пути,-
Раскрой свои руки спокойно, как птица,
И, обхвативши просторы, лети.

И некуда пятиться, некогда спятить,
И выход один только, самый простой:
Стать в жизни впервые спокойным и падать
В обнимку с всемирною пустотой.

1962
promo niktoinikak december 8, 2016 21:29 1
Buy for 10 tokens

Читая Милоша

Нам звуки ночные давно невдомек,
но вы замечали: всегда
в период упадка железных дорог
слышней по ночам поезда.
И вот он доносится издалека —
в подушку ль уйдешь от него.
Я книгу читал одного старика,
поляка читал одного.
Пустынный простор за окном повторял
описанный в книге простор,
и я незаметно себя потерял
в его рассужденьи простом.
И вот он зачем-то уводит меня
в пещеры Платоновой мрак,
где жирных животных при свете огня
рисует какой-то дурак.
И я до конца рассужденье прочел,
и выпустил книгу из рук,
и слышу — а поезд еще не прошел,
все так же доносится стук.
А мне-то казалось, полночи, никак
не меньше, провел я в пути,
но даже еще не успел товарняк
сквозь наш полустанок пройти.
Я слышу, как рельсы гудят за рекой,
и шпалы, и моста настил,
и кто-то прижал мое горло рукой
и снова его отпустил.

РАЗГОВОР

«Нас гонят от этапа до этапа,
А Польше в руки все само идет —
Валенса, Милош, Солидарность, Папа,
у нас же Солженицын, да и тот
Угрюм-Бурчеев и довольно средний
прозаик». «Нонсенс, просто он последний
романтик». «Да, но если вычесть „ром“».
«Ну, ладно, что мы, все-таки, берем?»
Из омута лубянок и бутырок
приятели в коммерческий уют
всплывают, в яркий мир больших бутылок.
«А пробовал ты шведский „Абсолют“,
его я называю „соловьевка“,
шарахнешь — и софия тут как тут».
«А, все же затрапезная столовка,
где под столом гуляет поллитровка...
нет, все-таки, как белая головка,
так западные водки не берут».
«Прекрасно! ностальгия по сивухе!
А по чему еще — по стукачам?
по старым шлюхам, разносящим слухи?
по слушанью „Свободы“ по ночам?
по жакту? по райкому? по погрому?
по стенгазете „За культурный быт“?»
«А, может, нам и правда выпить рому —
уж этот точно свалит нас с копыт».

Стих мне совсем не нравится, но поставил как яркую зарисовку нравов соответствующей среды.

Мой комментарий к записи «Линор Горалик» от lilac2012

Раз уж начал, скажу основную претензию к ней(Вы можете стереть, в обиде не буду). Русский язык для неё чужой, она не чувствует его духа. Фекальная и матерная лексики часть русского языка, неотьемлемая, но допустимы только как выражение эмоций. Она же использует их как краску.
Когда это делает Лимонов, большой мастер, в частности языка - он это делает по свой имманентной мерзости(почему он и не является несмотря на громадный талант, в сущности писателем - а гадящим ничтожеством) - он сознательно хочет изменить язык, его норму. У Горалик же имхо недомыслие и непонимание.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Лев Лосев

Мы наблюдаем при солнца восходе
круговорот алкоголя в природе.
Полно сидеть пучеглазой совой
здесь, на плече у Паллады Афины —
где-то баллады звенят и графины,
что бы такое нам сделать с собой?
То ли тряхнуть словарем, как мошною,
то ли отделаться рифмой смешною,
то ли веревочкой горе завить?
Юмор, гармония, воображенье,
выходки водки и пива броженье,
жажда и жар, и желанье запить —
как это в сущности все изоморфно!
Пташка пропела свое и замолкла.
Пташечка! Ты не одна ли из тех
неисчислимых вчерашних рюмашек,
как эта скатерть июньских ромашек
в пятнах коньячных вчерашних утех.
Знаю, когда отключимся с похмелья,
нас, забулдыг, запихнут в подземелье,
так утрамбуют, что будь здоров.
Там уж рассыплемся, там протрезвеем.
Только созреем опять и прозреем
для бесконечных грядущих пиров.

Разбор статей Оруэлла(продолжение предыдущего поста).

Как ясно любому спокойному беспристрастному человеку, прочитавшему обе статьи, статья Оруэлла убогая и мерзкая. Неспокойным и небеспристрастным я попробую это показать. В справедливости мной сказанного каждый может убедиться, прочитав обе статьи.
1. Толстой счёл нужным высказать своё мнение о Шекспире по конкретному поводу и в связи с совершенно неумеренным восхвалением оного разнобразными "авторитетами" - вес мнения которых видимо действительно был велик(в отличие от настоящего времени) и мнения которых сильно влияли на слой образованных людей - вес которых в обществе также был намного выше чем сейчас. Яркие примеры этого сумасшедшего восхваления Толстой приводит.
2. Толстой своё мнение о Шeкспире подробно аргументирует. Кроме того, он показывает, что восхваления хвалителей - пример очевидного сумашествия, ибо Шекспир очевидно не то что не удовлетворяет тем критериям, которые они публично декларируют - но абсолютно им ортогонален - т е ему в голову не приходило, что такие требования существуют(передача характеров, язык и т д).
3. Оруэлл несогласен с общей оценкой Шекспира Толстым(что конечно, его право), но вынужден признать полную правоту Толстого по всем конкретным пунктам претензий. Но возражает, что хотя тут Т и прав, но он не учитывает многое другое. Если бы он этим ограничился - к Оруэллу не было бы претензий. К сожалению, он отнюдь этим не ограничился.
4.
А. Оруэлл упрекает Толстого, что ЛН не принял во внимание величие Шекспира как поэта. Упрёк производит несколько странное впечатление - в рамках обсуждения текста Толстого тема "Шекспир - поэт" выглядит притянутой за уши. Апелляция к величию Шекспира как поэта была бы оправданной в данном случае(т е как возражение Толстому), если бы это величие оправдывало восхваления Шекспира как величайшего учителя жизни, моралиста и философа - но сам же Оруэлл соглашается, что эти восхваления смехотворны.
В. Оруэлл негодует на Толстого, что тот навязывает свое понимание другим. Ох..еть не встать. Человек высказывает своё мнение, аргументирует. Где навязывание? А вот когда всякая сволочь типа Брандесов распинается о величии морального кодекса Шекспира и оригинальности его выдумки(когда практически все сюжеты у Шекспира заимствованы) - это да, действительно навязывание. Явление, очень характерное для людишек типа Оруэлла(и разнообразной мрази типа Романовского(texasec.livejournal.com/) )- всякое высказывание мнения, несовпадающего с их собственным - для них насилие. Он, только он, имеет право на своё мнение. Оруэлл, кстати, на горьком жизненном опыте понял как это нехорошо - но гони природу в дверь, она влезет в окно.
С. Дальше идёт враньё по мелочам. Типа ЛН своим же жизненным опытом доказал жизненность истории Лира. Опять же ох...еть не встать. Я так же богат как Гейтс - в самом деле, у нас обоих по 2 ноги и руки, голова, уши. А счёт в банке - это мелочи. Ровно столько же сходства в истории ухода Толстого и сюжете "Лира". Завершается эта симфония лжи могучим аккордом - оказывается, характеристику мировозрения Шекспира Толстой взял некритически у Гервиниуса и Брандеса, а сам не удосужился прочитать и понять. Но тут у Оруэллла всё-таки сдало - не нервы, а обоняние. Запах собственных кишечных газов оказался для него непереносимым, и он стал делать оговорки, дезавуирующие это заявление :-)
D. Апофеоз - ЛН старался-старался, а слава Шекспира стоит несокрушимо. А ведь уже 40 лет прошло!
Ну, мудак, что тут скажешь.
Е. Распинания Оруэлла о моральном облике ЛН заслуживают отдельного упоминанания. Ни на чём не основанное приписывание собственных(видимо) качеств Толстому. Также заслуживает упоминания его упрёки Толстому в неверном представлении истории создания шекспировской славы. Имхо, тут он обязан был быть более конкретным - обвинение во лжи, даже в искажёном представлении фактов - дело нешуточное и должны быть аргументированными. На что нет и намёка. А Толстой(имхо) не обязан был быть более подробным - он называет конкретные имена, сроки - желающие могут проверить.
Вывод - статья Оруэлла - мерзкая от 1-ого до последнего слова. Лживая от начала до конца.

О Шекспире, критике его Толстым и о некоторых "возражениях".

Я согласен с ЛН, что Шекспир как драматург "для чтения" - нечто ужасное, более того - поразительно мерзкое. Пошлость, выспренность, бездарность - зашкаливающие(не всегда, правда; есть исключения). Поскольку театр мне противен, я не имею никакого мнения о Шекспире - сценаристе, т е о его текстах как материале длля театральных постановок. ЛН считает что в одном аспекте - проведении развития чувства - Шекспир большой мастер. Отношение театральной публики к Шекспиру вообще видимо показывает, что в этом - как сценарист - Ш действительно мастер. "Видимо" потому, что как известно театральная "публика"( т е профессиональная актёрская и около тусовка) представляет из себя сборище самой отьявленной мрази и притом очень глупой(Тарковский: "В жизни не встретил ни одного умного актёра - все до единого глупы" и это мнение насколько знаю практически общепринято). О морали этой публики, повторяю, говорить просто смешно - практически вся эта тусовка мразь и ничтожества, кроме того - очень внушаема.
Некоторые тт взяли на себя труд "ответить" Толстому. Особенно интересны статьи Оруэлла. Как своей поразительной подлостью и лживостью, так и тем, что на них ссылаются как на "опровержение" и "сокрушительный отпор" аргументации Толстого люди в том числе весьма неглупые. Поистине, когда человек начинает лгать, его оставляют не только талант, но и ум.

Лев Лосев

Грамматика есть бог ума.
Решает все за нас сама:
что проорем, а что прошепчем.
И времена пошли писать,
и будущее лезет вспять
и долго возится в прошедшем.
Глаголов русских толкотня
вконец заторкала меня,
и, рот внезапно открывая,
я знаю: не сдержать узду,
и сам не без сомненья жду,
куда-то вывезет кривая.
На перегное душ и книг
сам по себе живет язык,
и он переживет столетья.
В нем нашего — всего лишь вздох,
какой-то ах, какой-то ох,
два-три случайных междометья.

Лев Лосев

ПУШКИН

Собираясь в дальнюю дорожку,
жадно ел моченую морошку.
Торопился. Времени в обрез.
Лез по книгам. Рухнул. Не долез.
Книги — слишком шаткие ступени.
Что еще? За дверью слезы, пени.
Полно плакать. Приведи детей.
Подведи их под благословенье.
Что еще? Одно стихотворенье.
Пара незаконченных статей.
Не отправленный в печатню нумер.
Письмецо, что не успел прочесть.
В общем, сделал правильно, что умер.
Все-таки, всего важнее честь.

ТКАНЬ (докторская диссертация)

Текст значит ткань. Расплести по нитке тряпицу текста.
Разложить по цветам, улавливая оттенки.
Затем объяснить, какой окрашена краской
каждая нитка. Затем — обсуждение ткачества ткани:
устройство веретена, ловкость старухиных пальцев.
Затем — дойти до овец. До погоды в день стрижки.
(Sic) Имя жены пастуха. (NB) Цвет ее глаз.
Но не берись расплетать, если сам ты ткач неискусный,
если ты скверный портной. Пестрядь перепутанных ниток,
корпия библиотек, ветошка университетов —
кому, Любомудр, это нужно? Прежнюю пряжу сотки.
Прежний плащ возврати той, что продрогла в углу.
Есть коллеги, что в наших (см. выше) делах неискусны.
Все, что умеют, — кричать: «Ах, вот нарядное платье!
Английское сукнецо!Модный русский покрой!»
Есть и другие. Они на платье даже не взглянут.
Все, что умеют, — считать миллиметры, чертить пунктиры.
Выкроек вороха для них дороже, чем ткань.
Есть и другие. Они на государственной службе.
Все, что умеют, — сличать данный наряд с униформой.
Лишний фестончик найдут или карман потайной,
тут уж портняжка держись — выговор, карцер, расстрел.
Текст — это жизнь. И ткачи его ткут. Но вбегает кондратий —
и недоткал. Или ткань подверглась воздействию солнца,
снега, ветра, дождя, радиации, злобы, химчистки,
времени, т. е. «дни расплетают тряпочку подаренную
Тобою»6, и остается дыра.
Как, Любомудр, прохудилась пелена тонкотканой культуры.
Лезет из каждой дыры паховитый хаос и срам7.
Ткань это текст это жизнь. Если ты доктор — дотки.
3.1
4.
25
30
ПРИМЕЧАНИЯ
1 См. латинский словарь. Ср. имя бабушки Гете.
2 Ср. то, что Набоков назвал «летейская библиотека».
3 Этих зову «дурачки» (см. протопоп Аввакум).
4 Ср. ср. ср. ср. ср. ср.
5 (...) Иванович (1937–?).
6 Бродский. Также ср. Пушкин о «рубище» и «певце», что, вероятно, восходит к Горацию:
purpureus pannus.
7 См. см. см. см. см. см. см.!